Погружение в мир «Формулы-1» началось сразу, как только я поднялся на борт самолета авиакомпании Etihad Airways, совершавшего рейс по маршруту Москва — Абу-Даби

СЦЕНА

И в этом нет ничего удивительного, так как Etihad Airways — титульный спонсор Гран-при Абу-Даби. Логотипы Etihad Airways Abu Dhabi Grand Prix нанесены на фюзеляжи аэробусов компании, вместе с бортовым журналом в кармашек впереди стоящего кресла вложен журнал Ignition — своеобразная программа предстоящей гонки. Кстати, в Ignition, в главе, касающейся прошлогоднего Гран-при, не обошлось без фото дуэли Фернандо Алонсо и Виталия Петрова, расставившей все точки над «i» в борьбе за чемпионский титул…

Что касается самой гонки, то в квалификации лучшим был Феттель
© Фото: Станислав Шустицкий

Пять часов полета, и аэропорт Абу-Даби также встречает гостей эмирата гоночной тематикой. Опосредованно, без конкретных персонажей — просто Гран-при «Формулы-1». Это не удивительно, так как героев-пилотов, выходцев из арабского мира, в королевских гонках пока нет. Да и собственный Гран-при «Формулы-1» появился лишь в 2009-м, хотя интерес к подобного рода зрелищам здесь крайне высок. Достаточно вспомнить интересный проект A1 GP, который задумал и финансировал член правящей фамилии эмирата Дубай Мактум Хашер Мактум Аль Мактум. Гонки A1 GP проходили с 2005-го по 2009 год, и это была единственная гоночная серия, где соревнование команд строилось по национальному признаку. В общем, появление в Объединенных Арабских Эмиратах трассы, способной принимать этап «Формулы-1», было неизбежно. Что касается экономической составляющей, то проблем здесь просто не было. Нефтяные запасы, обнаруженные на Аравийском полуострове еще в 30-е годы, стали краеугольным камнем экономики Арабских Эмиратов. При этом неф­тедоллары расходовались весьма разумно: в первую очередь решались социальные вопросы, но немалая часть средств вкладывалась и в инфраструктуру, способствующую развитию туризма. Разумеется, с размахом, присущим данному региону. «Если вы хотите достичь вершин, то должны мыслить масштабно», — эти слова принадлежат великому комендаторе Энцо Феррари. Так в Арабских Эмиратах и поступают.

Экипаж Safety Car
© Фото: Станислав Шустицкий

Всего два года потребовалось для того, чтобы на искусственном острове Яс построить гоночную трассу. Да что там трассу — здесь вырос огромный комплекс с парком развлечений Ferrari World, отелями, торговым центром, спортивными площадками, бухтой с причалами для яхт… Что касается самого автодрома «Яс Марина», построенного по проекту Германа Тильке и стоившего, по некоторым оценкам, около миллиарда евро, то свой первый Гран-при он принял, как было сказано выше, в 2009-м. Круг длиной 5554 метра, самая широкая часть трассы — 16 метров, 12 левых и 9 правых поворотов, самая длинная прямая — 1173 метра, а максимальная скорость болида F1 достигает здесь 320 км/ч… Но, уверяю вас, что об этой статистике вы напрочь забудете, как только погаснут стартовые огни светофоров. Вечерняя гонка на «Яс Марине» — зрелище поистине феерическое! А своеобразной визитной карточкой Гран-при стал будто накрытый паранджой и переливающийся всеми цветами радуги Yas Hotel. Трасса словно пронизывает это футуристическое произведение архитектуры, а наблюдать за действом можно прямо из окон отеля или с палуб пришвартованных в бухте яхт.

СПЕКТАКЛЬ

Но сначала увертюра. «Погружение» в мир Гран-при Абу-Даби для новичков должно проходить постепенно, а то и до кессонной болезни недалеко. Например, стоит посетить парк Ferrari World, открытый год назад и предназначенный для семейного отдыха. Проектировщики и здесь мыслили с размахом: это крупнейший в мире тематический парк, располагающий более чем двумя десятками аттракционов. Общая площадь только крытых помещений составляет более 86 000 м2, а крыша комплекса площадью 200 000 м2 является самым крупным в мире логотипом Ferrari. Но, опять же, к черту статистику! Гораздо лучше промчаться, к примеру, на аттракционе Formula Rossa. Если верить рекламному буклету, то это самые быстрые (в мире?) американские горки. Я прокатился, и это заявление под сомнение не ставлю. Судите сами: разгон от нуля до 100 км/ч составляет всего две секунды, а до 240 км/ч эта штуковина разгоняется за 4,9 секунды! Перегрузки достигают 4,8 G, а гидравлика, используемая в Formula Rossa, «позаимствована» у систем запуска самолетов-истребителей. Пока взрослые получают свою порцию адреналина на аттракционах типа G-Force, где катапульта выстреливает вас на высоту более 62 метров, а перегрузки сравнимы с теми, что испытывают пилоты F1, или упражняются на весьма реалистичных симуляторах, их чада могут порулить на детских автодромах, получив на прощание именную водительскую лицензию. Уж не здесь ли начинается отбор в Ferrari Academy? А с автодрома «Яс Марина», расположенного рядом, уже доносится рев гоночных моторов…

Сейчас Гран-при Абу-Даби — 2011 — это дела пусть и недавно, но уже минувших дней. Расписание современных «Больших призов» подчинено вполне определенным стандартам и отличается, сообразно географическому расположению трассы, лишь временными параметрами. Вечерний концерт Formula 1 Rocks (на этот раз его звездами были сэр Пол Маккартни и Бритни Спирс), свободные заезды и квалификация «королевского класса», гонки поддержки, парад пилотов накануне решающего старта, визит на стартовую прямую VIP-особ… Все тщательно дозировано и регламентировано. Что касается самой гонки, то в этом году единственной сенсацией стал сход из-за прокола колеса двукратного чемпиона мира Себастьяна Феттеля.

 «Мисс Россия» и легендарный Джеки Стюарт. В F1 мы свои…
© Фото: Станислав Шустицкий

Произошло это на первом же круге, а причина прокола так и осталась загадкой. «Мы тщательно исследовали остатки шины, но дефектов самой конструкции или повреждения ниппеля не обнаружили», — лишь разводил руками шеф спортивного отделения Pirelli     Пол Хэмбри. Лидером гонки стал Льюис Хэмилтон, который своего преимущества не упустил, а истинную интригу гонки поддерживала дуэль Дженсона Баттона и Марка Уэббера. На самом деле, каждый любитель «Формулы-1» просто должен хоть раз увидеть гонку Гран-при вживую. Да, телевизионная трансляция намного информативнее, но она не в состоянии передать ни с чем несравнимый звук моторов и реальную скорость болидов. Как, собственно, и саму атмосферу автодрома. Особенно если это Гран-при Абу-Даби.

ЗА КУЛИСАМИ

Гран-при — лишь видимая вершина айсберга. Это шоу, успех которого во многом обеспечивается людьми, остающимися «за кадром». Но если талант пилота и мастерство механиков на пит-стопе зрители могут увидеть и оценить, то работа конструкторов, создающих двигатели  и шасси, разработчиков масел, инженеров, работающих над электронными системами, тщательно скрыта от любопытных глаз. И здесь нет мелочей — каждое из успешных решений способно добавить единицы мощности, аэродинамическую эффективность и, как конечный результат, скорость. И как тут снова не вспомнить слова Энцо Феррари, который говорил: «Думайте как победитель, действуйте как победитель, и тогда, с большой долей вероятности, вы добьетесь успеха». В то же время, большинство инженерных решений — это симбиоз компромиссов.

На Гран-при Абу-Даби я был приглашен представителями концерна Shell, который еще в 1947 году начал сотрудничество с Ferrari и, разумеется, был представлен в первом же чемпионате мира гонок «Формулы-1». А посему неудивительно, что большую часть времени я провел с людьми, имеющими непосредственное отношение к разработкам масел и смазок, применяемых Scuderia Ferrari в Королевских гонках. Сами разработчики говорят, что больших проблем в создании уникальных формул смазочных материалов не испытывают. Дескать, нам заданы конкретные характеристики мотора, мы имеем четко поставленную задачу и знаем, в каком направлении двигаться. Кроме того, финансовые возможности проектов F1 позволяют потратить солидные средства на производство одного литра масла. В этом случае инженеры сетуют лишь на то, что не всегда формульные разработки удается адаптировать к «гражданскому» использованию — обычный продукт должен находиться в реальных ценовых рамках. «Гоночные и “гражданские” продукты действительно сильно отличаются, — подтверждает Колин Абрахам, вице-президент Shell по маркетингу смазочных материалов и топлива. — И называть стоимость литра масла, произведенного для “Формулы-1”, нет смысла. Эта цифра ничего не скажет, так как подобное масло выпускают в очень малых количествах, а его замена в двигателях производится после каждой гонки. При этом наши расходы от сезона к сезону не увеличиваются.

 В 1920-м на этом Alfa Romeo Энцо Феррари финишировал вторым в Targa Fiorio
© Фото: Станислав Шустицкий

Для каждого сезона мы разрабатываем примерно три версии моторных масел, из которых затем выбираем одну. То же самое и с человеческими ресурсами — на сезон мы затрачиваем около 20 000 человеко-часов. Что касается объемов, то на каждую гонку Shell привозит порядка 3000 литров масла для трех команд, использующих моторы Ferrari». Если же говорить о качественной составляющей, то в сегодняшней «Формуле-1» значение моторного масла трудно переоценить. «Во-первых, качество данного продукта во многом определяет надежность двигателя. Это особенно важно в связи с ограничением числа моторов, которые команды используют за сезон, — продолжает Колин Абрахам. — А с учетом того, что характеристики двигателей примерно одинаковы, подбор оптимальной формулы масла может дать один-два процента преимущества». Что же касается теории, то здесь все просто. Почти как у Микеланджело, говорившего о том, что для того чтобы создать скульптуру, нужно взять камень и отсечь все лишнее. В двигателе «Формулы-1» на трение расходуется около 40% механической энергии, производимой за счет сгорания топлива. И один из путей снижения коэффициента трения — уменьшение толщины масляной пленки, но при сохранении ее однородности. Оптимальные вязкость и текучесть моторного масла — это еще дополнительные проценты в пользу повышения мощности. А еще основы и присадки, входящие в формулу масла, должны противостоять высоким сдвиговым нагрузкам, сохранять устойчивые молекулярные связи. В общем, имея четкое техническое задание от моторостроителей, нужно «отсечь все лишнее», и нужный продукт готов… При этом нужно помнить, что поршни двигателя «Формулы-1», развивающего мощность около 800 л.с. и раскручивающегося до 18 000 мин-1., ускоряются от нуля до 34 м/с, а затем замедляются снова до нуля, проходя расстояние всего в 40 мм! И так 600 раз за секунду! И нагреваются поршни до температуры в 300˚C! Кроме того, при нынешней отмене дозаправок, формула моторного масла может способствовать экономичности мотора, а в ряде случаев влиять и на конструкцию автомобиля. Например, более высокий температурный предел, который может выдержать масло, позволит конструкторам уменьшить размер масляного радиатора… «Разумеется, работа в “Формуле-1” — это весьма ответственный вызов, — подтверждает шеф отдела, ответственного за спонсорские отношения Shell, Ричард Бресивелл. — Но именно в «Формуле-1» появляются новейшие направления. Поэтому концерн Shell и сотрудничает со Scuderia Ferrari с самого рождения чемпионата мира. Это уникальная возможность разрабатывать, тестировать и производить масла, идеологию которых в перспективе можно будет использовать и в «гражданских» автомобилях. В принципе, новые продукты создаются вместе с новыми моторами, но мы всегда должны быть чуть впереди. Например, в этом году мы начали работу над маслом для двигателей, которые появятся в 2013 году». И как тут было не поинтересоваться, есть ли уже у команды Ferrari образец турбомотора версии 13-го года? «Готового двигателя нет, но есть наработки, которые позволяют нам тестировать масла для этих моторов, — улыбается Ричард Бресивелл. — Но те моторы, которые появятся в 2013 году, по своей концепции достаточно близки к двигателям дорожных автомобилей. Кстати, для нас это еще одна возможность быстро адаптировать продукт, разработанный для F1, к двигателям обычных машин».

Abu Dhabi Grand Prix
© Фото: Станислав Шустицкий

Разговор со специалистами концерна Shell происходил до старта Гран-при, а посему касался прозаических тем. Бюджеты, молекулярные связи, перспективы… Обо всем этом можно думать до того момента, как погаснут огни стартового светофора. А затем короткий миг между стартом и финишем, после чего пустота… Спектакль окончен. Он мог быть хорошим или плохим, но по его окончании уже неважно то, что происходило за кулисами. Наверное, именно это имел в виду комендаторе Феррари, когда говорил: «Многие думают, что автомобиль — всего лишь композиция из четырех колес, двигателя и металлических конструкций. На самом деле он разработан сердцем и умом инженеров и управляется сердцем и умом пилота. Автомобиль должен жить в полной гармонии с дизайнерами и теми, кто приводит его к победе, пересекая финишную черту. И не спрашивайте меня, как создать красивый автомобиль. Лучше спросите, как создать автомобиль, способный побеждать в гонках».

 

АЛАН ВЕДЛИ, ИНЖЕНЕР ПЕРЕДВИЖНОЙ ЛАБОРАТОРИИ SHELL

«На каждом этапе “Формулы-1” в лаборатории, расположенной в боксах команды Ferrari, работают как минимум три технических специалиста Shell. В их задачу входит экспресс-анализ топлива, которым заправлены болиды, и масел. Что касается топлива, то с помощью хромотографа мы определяем соответствие конкретного бензина тому, что был заявлен командой перед началом сезона — FIA внимательно следит за тем, чтобы соответствие было полным. Анализ масла производится с помощью спектрометра, который позволяет точно определить наличие в масле частиц металла. Оценка проводится по 15 параметрам, анализируется, и полученный результат позволяет инженерам-мотористам определить, какие узлы двигателя могут вызвать проблемы в ходе гоночного уик-енда. За время гонки сотрудники нашей лаборатории берут около 60 проб топлива, моторного и трансмиссионного масел, а наша база данных, с помощью которой мы и проводим сравнительный анализ, содержит более 13 000 образцов».

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий