В течение гоночного сезона департамент «Формулы 1» трудится не покладая рук без отпусков и выходных. Театр не должен пустовать! А посему даже рутинная работа по настройке гоночных болидов не обходится без тщательной режиссуры.

Формула 1. Гран-при Сингапура

© Фото: GEPA

На улицах Милана наш скромный микроавтобус вызывал повышенный интерес. Темпераментные итальянцы указывали на него пальцами, их взгляды выражали всю гамму чувств: от любопытства до недоброжелательства. А уж разбитое каким-то местным мотоциклистом зеркало заднего вида микроавтобуса было явным проявлением враждебности! Здесь, в вотчине «Скудерии Феррари», «провокатором» служил логотип West McLaren Mercedes на борту автомобиля.

Предвижу удивление читателя — к моменту выхода этого номера до Гран-при Италии будет еще больше месяца. На самом деле поводом для приглашения журналистов на автодром Монца послужили тесты команды West McLaren Mercedes. По рангу это событие вряд ли тянет даже на «генеральную репетицию», но уж так заведено в «Формуле 1»: любой выезд «труппы» должен сопровождаться аплодисментами зрителей. Могу подтвердить — были и зрители, и аплодисменты.

От Милана до небольшого уютного городка Монца всего-то 15 километров, а воображение рисовало переход в совершенно другое измерение. Сам воздух знаменитого автодрома просто обязан был быть чем-то особенным!

Трасса ведет свою историю с далекого 1922-го, а в 1950-м Gran Premio d’Italia вошел в число этапов первого чемпионата мира в гонках автомобилей «Формулы 1». А сколько триумфов и трагедий знала Монца! В 1961 году авария Вольфганга фон Трипса стоила жизни не только пилоту, но и 13-ти (число-то какое!) зрителям. В сентябре 1970 года во время «квалификации» разбился австриец Иохан Риндт, ставший тем не менее в этом роковом для себя сезоне некоронованным чемпионом мира. Восемь лет спустя здесь нашел свою смерть Роне Петерсон…

У ворот автодрома уже с раннего утра толпится группа юных фанатов с фотоаппаратами — вдруг повезет и в одном из въезжающих автолюбителей мелькнет характерный профиль «самого» Михаэля Шумахера. Вероятность получить чей-либо автограф равна нулю, но бумага и ручки все равно наготове. Наш Mercedes и здесь не остался без внимания — молодые итальянцы уверенно смотрели в будущее: мол, Шуми и Рубиньо вашим покажут…

И все же въезд в Мекку автогонок прошел как-то буднично — не хватало праздничной атмосферы, сопровождающей Гран-при. Впрочем, и команды, и мы приехали сюда работать.

Должен заметить: все, что имеет отношение к «Формуле 1», имеет особую, почти религиозную силу. Многим ли болельщикам придет в голову явиться на тренировку, скажем, легкоатлетов, пусть даже мирового класса? Правда, на этот раз и «труппа» выглядела весьма достойно. На тесты прибыли Scuderia Ferrari-Marlboro, West McLaren Mercedes, BMW Williams FI Team, Mild Seven Benetton Renault Sport, Lucky Strike Reynard BAR Racing Honda, Benson & Hedges Jordan Honda, Jaguar Racing и European Minardi FI. В полных «боевых» составах предполагали тестироваться Jordan, Ferrari и Williams; в остальных командах к основному водителю присоединились тест-пилоты.

О драматургии тестовых заездов говорить не приходится. Да и какая может быть «драматургия» в настройке инструментов? Поэтому трибуны живут в режиме ленивого созерцания, рядышком мирно уживаются флаги и «Феррари», и «Макларена», и полотнище с кленовым листом поклонников Жака Вильнева. Тем не менее «ход пьесы» остается под контролем. Вот раздается всплеск аплодисментов — это поползли вверх жалюзи на боксе Ferrari. Вновь оживление — с противоположной трибуны разглядели беседующих на пит-лейне Вильнева и Монтойя…

В ложу West McLaren Mercedes, что в паддок-клубе, заглядывает Тони Григ, ответственный за гостей команды. «Сейчас мы совершим экскурсию в «святая святых», — интригует он. — Распишитесь в том, что вы ознакомлены с правилами поведения в паддоке. Съемка на видео категорически запрещена». И тут Тони замирает на полуслове, с ужасом уставившись на телеобъективы наших фотокамер. «Фотографировать можно только «мыльницами», — наконец принимает он решение. Наступает наш черед для огорчений. В итоге стороны приходят к компромиссу — мы просто меняем «оптику». «О’Кey», — безнадежно машет рукой Тони Григ и ведет нас вниз.

Пока мы следуем вдоль колонны грузовиков с оборудованием и моторхоумами, Тони поясняет: «Если на гонке занято около восьмидесяти человек персонала, то на тестах работает лишь сорок. Тем не менее нам пришлось привезти в Монца около 30-ти тонн оборудования, задействовав девять грузовиков».

«Шпиономания» в «Формуле 1» является обязательной составляющей процесса. И во многом опасения оправданы. Поэтому как только автомобиль возвращается с трассы, заднее антикрыло тут же заботливо накрывается чехлом, дабы ничей любопытный взгляд не смог «сфотографировать» углы атаки.

В то время как Тони в весьма популярной форме рассказывает о работе персонала, к боксу подкатывает болид Александра Вурца. Ни одного лишнего движения, все несуетно, но четко: чехол на антикрыло, машину в бокс, анализ данных телеметрии. После каждой тестовой сессии выдается сводная таблица результатов всех участвующих в тестах команд. В ней лучшее время пилотов, максимальные скорости на отдельных участках и факторы, сопутствующие тесту: скорость и направление ветра, атмосферное давление и влажность воздуха, температура воздуха и асфальта.

Анализ данных, изменения в настройках — и автомобиль вновь выруливает на пит-лейн. Остановка перед выездом на трассу, лязг включаемой первой передачи, а затем звук, похожий на работу мясорубки, перемалывающей металлические детали. С нарастанием оборотов мотора он переходит в пронзительный визг, и болид, выплюнув облачко сизого дыма, устремляется на трассу.

«Обстановка на тестах во многом напоминает ту, что царит на гонке, — продолжает рассказ Тони Григ, — разве что более спокойная». Это действительно так: нет механиков в «боевом» облачении, готовых за считанные секунды заменить колеса и произвести дозаправку, нет свисающих на пит-лейн резиновых шлангов гайковертов, нет суеты возле мониторов. Если воспользоваться боксерской терминологией, то тесты — это даже не спарринг (ему скорее соответствует «квалификация»), а «бой с тенью». С той лишь разницей, что и бешеная скорость болида, и отбойники вдоль трассы, грозящие превратить взбунтовавшийся автомобиль в груду металла и углепластика, отнюдь не виртуальны.

Единственное, от чего избавлен пилот, так это от контакта с соперниками. Правда, и такое на тестах случалось. Слова Тони Грига о том, что «здесь все спокойно», вызваны, скорее всего, привычкой. Во всяком случае, в первый же день тестовой сессии в Монца Михаэль Шумахер «разложил» Ferrari. К счастью, пилот не пострадал, но оставшиеся тестовые дни его партнер, Рубенс Баррикелло, провел в одиночку.

Тони зря беспокоила наша фотоэкипировка: вся экскурсия продолжалась минут десять. Не то, что сфотографировать — увидеть толком ничего не удалось. Уже позже, в паддок-клубе, Григ объяснил ситуацию: «Вы гости, и в наших интересах показать вам как можно больше. Но вся процедура тестов, так же, как и самой гонки, строго регламентирована FIA, а ее комиссары неукоснительно следят за тем, чтобы возле боксов не было посторонних». Вот такая она, «королева».

На автодроме мы уже около пяти часов, а трибуны продолжают наполняться зрителями. И это в рабочий-то день! Мне доводилось бывать на Гран-при, но даже там для меня оставалось загадкой, что заставляет сотни тысяч болельщиков путешествовать от автодрома к автодрому. В поле зрения — один-два поворота, а то и просто прямая, где в течение двух часов мимо вас раз шестьдесят промчится кавалькада разноцветных автомобилей. А уж о тестах и говорить нечего — зрелище весьма скучное. Но именно здесь, в Монце, я и получил разгадку: важна сопричастность к событию, приобщение к «религии», поклонение капризной «королеве».

Возвращаясь в Милан, беседуем с нашим водителем Себастьяном. Он родом из Германии, студент, серьезно занимается легкой атлетикой. Во время каникул работает в West McLaren Mercedes. Чем привлекает его эта работа? «Я член команды, — не задумываясь отвечает Себастьян. — Может, это и громко звучит, но ее форму я ношу с гордостью. Мы — одна семья. Я общаюсь с механиками, но могу подойти и к Рону Денису, директору команды, и побеседовать с ним. И сам готов сделать все возможное для блага команды».

…Из Италии я уезжал со смешанным чувством: с одной стороны, не удалось увидеть все, что хотелось; с другой — появилось ощущение той самой сопричастности. Теперь уже вроде и неважно, что главное событие, Гран-при, должно было состояться лишь через неделю, в немецком Хоккенхайме, а здесь, в итальянской Монца, прошел лишь «бой с тенью».

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий