Гран-при «Ф1» — не только гонка. Это огромная работа всевозможных служб, горячие деньки для прессы, праздник для гостей и зрителей. Очевидцем предстартовых событий на этапе чемпионата в Нюрбургринге стал наш спецкор

.

Пятница

Северная петля Нюрбургринга

© Фото:

До первой тренировочной сессии «Формулы 1» еще два часа, но на трибунах уже появляются зрители. Большинство из них — болельщики и друзья участников гонки Porsche Michelin Supercup, проводящих свободную практику, но и здесь уже доминирует красный цвет поклонников Ferrari и Михаэля Шумахера.

Выход из тоннеля, «стена славы», аллея с «именными» деревьями, памятник легендарному немецкому автогонщику Вольфгангу фон Трипсу, погибшему в сентябре 1961 года на Гран-при Италии. Дальше — паддок, территория «по ту сторону трибун».

Зуммер датчика, «прочитавшего» аккредитационную карточку, повернувшийся «ежик» турникета, и вы в «сердце» того, что зовется «Формулой 1». Перед вами — соревнование дизайнеров, их идей и фантазий. Пусть назначение мотор-хоумов утилитарно (возможность принимать гостей, место для работы персонала, мини-офисы), но, что ни говори, это и лицо команды. Вот рядом «дома» двух старинных соперников — алые «космические капсулы» Scuderia Ferrari Marlboro и серебристая «вилла с солярием» West McLaren Mercedes. Кстати, «маклареновский» мотор-хоум — новинка, появившаяся в апреле. Основная идея комплекса — объединение всех служб команды под одной крышей.

«Улица» завершается палатками шинников — Michelin и Bridgestone. Возле них горы покрышек, тут и там кипит работа. Увидев нацеленный на монтажный стенд фотообъектив, невесть откуда взявшийся технический комиссар предупреждает: «В палатке снимать нельзя».

В двух серых грузовиках, припаркованных в начале паддока, находится «мозг» Гран-при. Особой активности незаметно, однако босса «Формулы 1» Берни Экклстоуна чаще всего можно встретить именно здесь.

Еще в четверг, пока на трассе тихо, директор гонок Чарли Уайтинг, представитель FIA, неспешно проходит по кольцу «Нюрбургринг». «Прогулка» длиной 5,146 км занимает у него около двух часов. В руках карта, на поясе мобильный телефон и цифровая камера. Проверяется каждый метр самой трассы и защитных сооружений. Взять, к примеру, гравийные ловушки: максимальный размер камушков регламентирован, глубина всего слоя должна быть не менее 25 см.

Предварительную инспекцию трассы Уайтинг проводит за два месяца до гонки и все замечания высказывает помощникам-инженерам. На каждый участок «кольца», требующий доработки, заводится отдельный файл. Особое внимание уделяется деталям: размещению рекламных объектов, телевизионной аппаратуры и т.д.

Осмотр в четверг — последний. Можно где-то подправить обочину, чуть развернуть опасный край рекламного щита, сдвинуть телекамеру, объектив которой слишком выступает из-за ограждения.

Что же происходит в тех серых грузовиках, пневматические двери которых открываются так редко? Там расположены офис технического представителя FIA Джо Бауэра, а также лаборатории для исследования топлива и программного обеспечения. Работа не прекращается с четверга по субботу.

Что касается топлива, каждый его тип анализируется и утверждается инженерами FIA. За сезон горючее болидов может претерпеть до десятка изменений, в зависимости от характера той или иной трассы. Так что холодильники лаборатории до верха заполнены маленькими металлическими банками с образцами. Они берутся не только в F1, но и в F3000.

Сверка с «эталоном» начинается во время «квалификации», причем пробы могут браться неоднократно. Экспресс-анализ длится 45 минут. Сначала образец нагревается до 280 °С, затем охлаждается. Результат исследования выводится в виде графика, показывающего количество всех элементов, присутствующих в топливе.

Для исследования всегда берутся три образца: один сохраняется в лаборатории, второй передается команде, а третий, в случае возникновения спора, передается на независимую экспертизу. «Кроме того, наша служба занимается заправочным оборудованием, — рассказывает руководитель лаборатории Петер Тибетц. — А еще команды, переходящие с одного топлива на другое, часто просят проверить, не осталось ли в баках следов прежнего горючего. Ferrari, McLaren и Toyota обходятся своими силами, остальные же прибегают к нашей помощи».

Суббота

Распорядок дня: две утренних тренировки и квалификационная сессия в «Формуле 1», гонка в «Формуле 3000», вторая «квалификация» Porsche Michelin Supercup и гонка национальной «Формулы BMW ADAC». Все оживленнее в паддоке, все больше зрителей на трибунах.

Первая тренировка F1: Дэвид Култхард, Михаэль Шумахер, Кими Райкконен, Рубенс Баррикелло… Лучший круг Дэвида — 1’31.886, Баррикелло — 1’32.969.

Вторая сессия: Михаэль Шумахер (1’30.658), Райкконен (1’31.176), Баррикелло (1’31.332). Достаточно неожиданно на четвертой позиции оказывается пилот команды Sauber Petronas Ник Хайдфельд (1’31.422).

По местам всех расставляет «квалификация»: Хуан Пабло Монтойя (1’29.906), Ральф Шумахер (1’29.915), Михаэль Шумахер (1’30.035). Баррикелло — четвертый, пилоты MaсLaren лишь на пятой (Култхард) и шестой (Райкконен) позициях.

Пока на трассе идет борьба за доли секунды, а на трибунах все прибывающие болельщики поддерживают своих кумиров, за тонированными стеклами мотор-хоумов FIA продолжается кропотливая работа. Обстановка внутри напоминает центр управления полетами. Само помещение невелико, зато на тридцати мониторах отображаются события, происходящие на каждом метре Нюрбургринга. Параллельно ведется запись на видеомагнитофоны.

Всем руководят три «капитана»: уже знакомый нам Чарли Уайтинг, обозреватель FIA Хэрби Блаш и оператор Гвенда Серл. В целом же штат составляют около 20 сотрудников. Здесь наиболее остро ощущается пульс гонки. Поддерживается постоянная связь со всеми службами: техническим контролем на пит-лейн, спасателями, медиками, маршалами на трассе, хронометристами и т.д. Все происходит магически быстро: Уайтинг отдает команду, пальцы Серл пробегают по клавиатуре компьютера, и на трассе тут же появляется, к примеру, желтый или синий флаг.

Перед глазами Серл карта «кольца», разбитая на 200-метовые отрезки. Каждый гонщик отмечен инициалами. Пока он на трассе, буквы окрашены в зеленый цвет, пурпурный говорит о том, что автомобиль находится в заправочной зоне, красный — гонщик движется слишком медленно. Именно отсюда информация передается в пресс-центр и в кокпиты пилотов.

На пит-лейн в поте лица трудятся технические комиссары FIA. Вот в их гараж въезжает MaсLaren Mercedes Дэвида Култхарда, и бокс превращается в подобие муравейника. На заднее крыло накладываются шаблоны — определяется соответствие допустимым размерам. Джо Бауэр нажимает кнопки весов. Вердикт: машина легальна. Дэвид получает лист бумаги — сертификат весового контроля — и выезжает из гаража. Следующий! Вся процедура занимает 60 секунд.

«Разогрев» перед главным событием — гонка в классе «Формула 3000». Интересно: как только Arden Russia переименовалась в Arden International, дела у нее пошли в гору. Пилот команды чех Томаш Энге занимает вторую позицию в чемпионате и на стартовой решетке делит первую линию с лидером — Себастьеном Бюрда из Super Nova Racing. Здесь, в Нюрбургринге, итог таков: Бюрда одерживает третью победу, а Томаша Энге вышибает с трассы… Кто бы вы думали? Хорошо знакомый нашим любителям автоспорта по выступлениям в чемпионате России за команду «Арт Лайн Инжиниринг» Энрико Токкачело!

Воскресенье

В паддоке яблоку негде упасть — команды принимают гостей. Высоких и не очень. Вдоль мотор-хоумов дефилируют теле- и кинодивы, известные спортсмены, фотомодели. Между нескончаемыми ланчами их «выводят» в боксы команд. Пилоты, «случайно» оказавшиеся на «променаде», фотографируются с друзьями, их детьми и подругами.

Возле мотор-хоума West MaLaren Mercedes десяток фотографов. Что за высокая особа посетила стан «Серебряных стрел»? За одним из столиков мелькает рыжая шевелюра Бориса Беккера и кудряшки его темнокожей дочурки…

C другой стороны боксов по пит-лейн гуляют гости паддок-клуба. Пилоты и руководящий персонал команд здесь недоступны, зато можно полюбоваться, как механики до блеска надраивают обтекатели гоночных болидов…

До старта Гран-при Европы — час. Телеоператоры, работающие на пит-лейн, уже облачились в несгораемые комбинезоны и готовят «к бою» аппаратуру.

А вот пожилой человек в облачении с крупной надписью «Doctor». Это знаменитый Сид Уоткинс, главный врач «Формулы 1». Пока что он занят раздачей автографов, но охотно прерывает занятие, чтобы пообщаться с журналистом из России. «В последнее время, — говорит Сид, — многое сделано для обеспечения безопасности гонщиков. Особое внимание мы обращаем на качество ограждений. Хотим внедрить в болиды дополнительные приспособления, оберегающие шею и голову пилотов. Президент FIA Макс Мосли мечтает о безопасном автоспорте, но, боюсь, пока это невозможно. Автогонки всегда были опасным занятием».

Еще одно действующее лицо большого спектакля — пилот пейс-кара Бернд Майландер, бывший гонщик серии DTM. «Это мой третий сезон в данной роли, — говорит Бернд. — Обычно все интересуются, насколько быстр мой автомобиль. Отвечаю: в прошлом году в Хоккенхайме я разгонялся до 174 км/ч. Но самое главное — сохранить высокую скорость в поворотах и при этом контролировать машину. Я всегда веду ее на 95% своих возможностей»…

Но вот, будто по взмаху волшебной палочки, пилоты занимают места в кокпитах, механики увозят с линии старта тележки с оборудованием, и пейс-кар, мигая огнями, занимает место в хвосте пелетона.

Высокие гости расположились перед телеэкранами в паддок-клубе и мотор-хоумах. Заняты почти все столики просторного пресс-центра. Три монитора показывают ситуацию на трассе и в гаражах, два других — технические: гонка в режиме on-line, температура воздуха, асфальта, сила ветра… Тишина.

Через мгновение загораются красные сигналы светофора, гаснут, вспыхивают зеленые, и пресс-центр взрывается разноязычным многоголосием: «Впереди два автомобиля BMW Williams! Дэвид Култхард атакует позиции Ferrari! Баррикелло выходит в лидеры!»… Гран-при стартовал.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий