Один за другим крупные автопроизводители проявляют (или возобновляют) интерес к «Формуле 1». Некоторые — например, Mercedes-Benz, BMW и Honda — поставляют командам моторы

. Другие решаются на более смелый шаг: Ford приобрел Stewart, превратившуюся в Jaguar, Renault стал хозяином Benetton. Toyota же не просто перекупает дело, а начинает с нуля.

Toyota TF101

© Фото: Toyota

«Поплыл против течения» только Peugeot — в конце прошлого года он покинул «Формулу 1», объяснив свое решение так: в мировом чемпионате с большим преимуществом лидируют Scuderia Ferrari Marlboro и West McLaren Mercedes, в каждой гонке оставляющие другим командам лишь несколько очков; с учетом всех затрат эти считанные очки обходятся слишком дорогой ценой.

Renault обосновал приобретение Benetton тем, что расходы на поставку моторов были очень большими, тогда как, имея собственную команду, можно покрывать их за счет прибыли (вложений спонсоров, доходов от продажи прав на трансляции чемпионата и т.д.).

У Toyota другое отношение к делу. Toyota Formula One — не «прибыльное предприятие», а корпоративная маркетинговая программа. Компания собирается извлекать пользу из колоссального по масштабам освещения «Формулы 1» в СМИ и рассчитывает на то, что престиж марки еще более повысится.

Toyota уже давно заинтересовалась «Формулой 1», но компании потребовалось полтора года, чтобы создать соответствующий двигатель. Через восемь месяцев его должны установить на автомобиль. Тем временем в Кельне наращиваются производственные мощности завода Toyota, команда комплектуется кадрами. Ее костяк составляют специалисты из Toyota World Rally, которой руководил Уве Андерссон, теперь возглавивший проект Toyota F1.

Управление командой «Формулы 1» требует гораздо больше финансовых затрат, чем выступление в ралли. По слухам, Toyota собиралась уже в предстоящем сезоне выставить на чемпионат мира автомобили с 12-цилиндровым мотором, но отложила старт после запрета FIA на использование таких двигателей. Наверняка в этом есть доля правды, однако Андерссон утверждает, что с самого начала речь шла исключительно о сезоне 2002 года.

Говорят также, что Toyota заплатила FIA внушительную сумму, чтобы закрепить за собой место в сезоне 2001 года, но выйти на старт только в 2002-м, — и все из опасений, что ее опередит кто-то другой. Ведь согласно регламенту FIA на старт Гран-при могут выйти только 24 автомобиля — по два от двенадцати команд.

О текущем состоянии проекта Toyota F1 нашему корреспонденту Денису Гончарову рассказал президент TMG Уве Андерссон.

— Когда Toyota приняла решение о выступлении в «Формуле 1»?
— Идея появилась в начале 1998-го, а решение принято в середине того же года. Через несколько месяцев была создана компания Toyota Motor GmbH (TMG). По-настоящему мы приступили к работе над проектом в июле 1999 года, сразу после гонки в Ле-Мане. По плану, который считаем реально осуществимым, дебют команды должен состояться в 2002 году.

— Почему вы выбрали именно «Формулу 1»?
— «Формула 1» — вершина автоспорта. Она даст нам возможность показать себя на самом высоком уровне.

Мы надеемся, что имидж фирмы станет еще ярче, и люди будут воспринимать Toyota такой, какая она есть на самом деле, — эффектной и динамичной компанией.

— Повлияло ли на ваше решение возвращение Honda в F1?
— Не само по себе. Но общая тенденция прихода автопроизводителей в «Формулу 1» повысила наш интерес.

— Что было организовано в первую очередь?
— Первая ступень — организационное и финансовое планирование, осуществляемое компаниями TMC (Toyota Motorsport Company, Япония) и TMG (Toyota Motorsport GmbH, Кельн).

— Как идут переговоры с FIA?
— У нас очень хорошие отношения с FIA и другими организаторами. Они понимают, какую большую работу нам предстоит проделать, и дают советы, весьма полезные для достижения цели, поставленной нами перед собой.

— Сколько человек участвует в проекте?
— Около четырехсот. Меньше, чем в других командах, но мы будем расти по мере развития проекта.

— Какую часть команды составляют сотрудники вашей компании?
— Большинство пришли из команд GT1 и WRC, которыми мы управляли в прошлом. Есть также группа инженеров из японской компании TMC Research and Development. Вместе мы представляем собой группу специалистов, которые в свое время вели совместную работу в автоспорте.

Мы продолжаем набор людей, которые будут работать как в известных нам областях, например, заниматься композитными материалами, так и в новых, скажем, улучшать дизайн мотора.

— Как можно сопоставить ваш бюджет на первые годы и бюджет, запланированный на 2002 год и далее?
— Эти бюджеты совершенно несопоставимы. У нас пока нет тестовой и гоночной команд. Нам предстоит многое узнать во всех областях и догнать в осведомленности остальных участников чемпионата. Преследуя эту цель, мы делаем крупные вложения в запуск нашей программы.

— Когда приступите к тестам?
— Мы начали заводские тесты 10-цилиндрового мотора еще в середине сентября и пока довольны их результатами. Машина с двигателем будет представлена в марте. Вскоре после этого начнутся ходовые испытания.

— Где они будут проходить?
— В настоящее время мы разрабатываем расписание тестов. В течение года собираемся побывать на многих европейских трассах. Напомню, у нас очень мало или совсем нет информации о большинстве из них.

— Предполагаются ли испытания на трассе Монт-Фуджи?
— Сейчас они не запланированы, но если в будущем это окажется выгодной альтернативой, непременно используем такую возможность. Сейчас нам нужно сосредоточиться на трассах Гран-при и оставаться поближе к нашей базе в Кельне, чтобы проектирование автомобиля не теряло темпа.

— Почему ваша база находится в Германии, а не в Англии или Японии?
— Здесь, в Кельне, у нас очень хорошая команда и налаживающееся производство. Нет смысла переезжать на новое место. К тому же Германия находится в центре Европы, и до многих трасс «Формулы 1» отсюда добираться куда ближе, чем из Великобритании, тем более — из Японии.

— По какому принципу делится работа между Германией и Японией?
— Почти вся работа проводится в Германии. А вообще, теперь, когда есть видеоконференции, электронная почта и другие подобные средства коммуникации, не имеет большого значения то, что мы с японскими коллегами находимся далеко друг от друга. Все мы представляем Toyota и стремимся к одной цели.

— Вы сами производите все детали?
— Большую часть. К этому вынуждают соображения конфиденциальности. У нас есть хороший машиностроительный отдел и новый цех по изготовлению композитных материалов. Но вот, например, отливка — особая область, и нам нет смысла делать ее самим, это неэффективно.

— Пойдет ли вам на пользу опыт, приобретенный в гоночной серии CART?
— Это, безусловно, было познавательно для TMC, но оттуда мало что можно взять и напрямую перенести в «Формулу 1». Параметры конструкции совсем другие. Кроме того, в «Формуле 1» мы создаем машину целиком, а в серии CART лишь поставляли моторы. Впрочем, опыт создания двигателей CART пригодился.

— Вы уже поставили определенные задачи на чемпионат 2002 года?
— В 2002 году мы хотели бы добираться до финиша этапов. Так мы сможем извлекать максимальную пользу из каждой гонки. Предстоит добиться не только того, чтобы машина хорошо шла по трассе, но и того, чтобы наши люди работали слаженно.

— Как долго продлится «период обучения»?
— Надеемся, что начнем подниматься на подиум через 3-4 года, а затем вступим в борьбу за победу. Но мы, уверяю вас, приложим все усилия, чтобы ускорить наше развитие и добиться первой победы как можно скорее!

— Какие команды вы хотели бы опередить в 2002 году?
— Все. Но мы новички и не можем об этом забыть.

— Почему тест-пилотами выбраны Алан Макниш и Мика Сало?
— Мы считаем, что эти два гонщика будут способствовать успешному развитию проекта. Они способны наилучшим образом обеспечить инженеров необходимой информацией.

Мы уже работали с Аланом в рамках нашей программы в Ле-Мане. Он прекрасно разбирается в технических вопросах, и с ним приятно иметь дело. Что касается Мики, он хорошо зарекомендовал себя во всех командах «Формулы 1», где работал. У него очень большой опыт. В ближайшем будущем на долю наших гонщиков выпадет тяжелый труд, и мы в них уверены.

— Планируете ли вы пригласить в команду японского гонщика в напарники к Мике Сало для выступления в 2002 году?
— В настоящее время у нас нет таких планов. В перспективе Toyota хотела бы видеть за рулем своего автомобиля японского пилота, это естественно с точки зрения национального интереса.

— Примете ли вы в качестве спонсора табачную компанию?
— Ни в коем случае.

— Как будет выглядеть автомобиль Toyota F1?
— Поскольку фирменные цвета Toyota красный и белый, они будут взяты за основу. Но мы добавим и другие, «нейтральные» краски, появятся также цвета наших спонсоров. В настоящее время разрабатывается дизайн тестовой машины, который впоследствии перейдет на «боевые» автомобили.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий