Можно написать тысячи предложений, но так и не найти нужных слов. Хотя по сути достаточно лишь одного. Просто — Ле-Ман. Гонка-легенда, гонка легенд. на всем белом свете она такая одна…

Большинство болельщиков приезжают в Ле-Ман в среду. Паркуют свои Ferrari, Aston Martin, Lamborghini, расставляют палатки, начинают строить пирамиды из опустошенных бутылок из-под пива. Болельщики — не совсем верное слово. Это фанаты. К воскресенью на трибунах их будет 310 тысяч. «24 часа Ле-Мана» — это праздник автоспорта. Наш общий с ними праздник. «24 часа Ле-Мана» — не просто гонка, это все, что происходит вокруг. Парад пилотов за день до старта, огни колеса обозрения, барбекю, вечеринки, концерты.

«Ле-Ман» — это, наверное, единственная в мире гонка, у которой есть душа. Она прибирает тебя к рукам целиком еще в пятницу. Парад пилотов в центре города — само по себе событие. Толпы болельщиков, десятки тысяч розданных автографов. Внимание ко всем одинаково, будь ты лидер заводской команды, претендент на победу в абсолюте или пилот-любитель из GT. Каждый человек в гоночном комбинезоне здесь — герой. Трехчасовой парад отнимает много сил и эмоций. Затем — короткий сон и суббота. В стартовый день каждая минута расписана начиная с девяти утра. Встречи, финальные тренировки, автограф-сессии. Стандартная процедура для любого большого спортивного события. К трем часам дня ты уже вымотан. Но все только начинается…

Для меня это была особенная гонка сразу по нескольким причинам. Это был мой третий «Ле-Ман», но я в первый раз стартовал в LMP2, и это был первый «Ле-Ман» с G-Drive Racing. Мы готовились к гонке последние полгода, устраивали симуляцию гонки, пробовали аэродинамические решения, выстраивали стратегию. Нам очень важно было показать хороший результат — в самом плотном классе, где перед стартом на победу могли претендовать как минимум 15 экипажей.

Еще перед первым моим «Ле-Маном» мне говорили, что «24 часа» — это гонка на выносливость: «Главное — добраться до финиша без проблем. Результат в таком случае будет непременно». Теперь я на сто процентов уверен в обратном. Слово «выносливость» к «Ле-Ману» сегодня не имеет практически никакого отношения. «24 часа Ле-Мана» — это спринт длиною в сутки. У меня еще никогда не было таких гонок. На протяжении всех 24 часов мы ехали, словно с ножом, приставленным к горлу, — без права на ошибку.

Мы подготовились отлично. Были уверены в нашей скорости, в том, что сможем хорошо отработать. Но главная сложность «Ле-Мана» как раз и состоит в том, что одного профессионализма для победы здесь недостаточно. Факторов, которые могут повлиять на итоговый результат,  тысячи. И даже самый мелкий обломок от другой машины может превратить тебя из фаворита в проигравшего. Все, что можешь сделать ты, — это выложиться на сто процентов ради победы.

Мы выбрали оптимальную стратегию. Как показала гонка, наша тактика оправдала себя на все сто процентов. Мы не стремились быть быстрее всех. Еще в ходе тестов было решено, что главное — сократить количество времени на пит-стопах и при этом минимизировать потери на трассе. Мы перевели двигатель в более экономичный режим, старались беречь резину, сохраняя при этом неплохой темп, и после десяти пит-стопов теоретически должны были выиграть за счет этого у главных соперников полторы минуты. Но нам немного не повезло. После аварии Энтони Дэвидсона машина безопасности выехала на трассу прямо передо мной. Я «встал» вторым за ней в очереди, и фактически это означало, что мы потеряли круг по отношению к главным соперникам. Если бы машина безопасности покинула боксы хотя бы на десять секунд позже, этот круг мы бы сохранили. Но тогда впереди была еще целая гонка. Мы вполне могли отыграться и на протяжении всей ночи стабильно шли в первой тройке в своем классе.

Ночь — это, наверное, и есть главное в «24 часах». Только на рассвете в Ле-Мане можно говорить хотя бы о примерных раскладах. До этого любые прогнозы бесполезны. Я люблю ночь в Ле-Мане. С трех часов начинается самое сложное. Это особенное чувство. Ты остаешься наедине с машиной. На задней части трассы — никакого освещения, кроме фар. Дорога, разметка, красные тормозные огни. Это уникальная трасса. 80 процентов — дороги общего пользования. Большинство поворотов «слепые». Ночью во многие из них приходится заходить, что называется, по памяти. И у тебя только одна траектория: 10 сантиметров влево — 10 сантиметров вправо, и все может закончиться. Трасса к тому моменту уже усыпана обломками во многих местах, плюс щебень, песок. Малейшее отклонение от идеальной траектории, потеря сцепления, и гонка может закончиться мгновенно. Любая ошибка — машина в стене.

Именно в это время острее всего ощущается ответственность. У тебя в руках не просто руль — работа всей команды, пятидесяти человек, которые на протяжении нескольких месяцев готовили эту машину к гонке. Ты в ответе перед своими напарниками, механиками, перед всеми, кто приехал в Ле-Ман, чтобы тебя поддержать: семья, болельщики, спонсоры. Ночью так же необходимо ехать на сто процентов, но надо быть осторожнее. Мы видели, что случилось в прошлом году с Майком Роккенфеллером. Но когда ты борешься за победу, порой необходимо идти на риск.

К утру мы остались в числе лидеров класса. Все шло отлично. Стратегия должна была позволить нам финишировать, по крайней мере, вторыми. Два экипажа, которые боролись с нами на протяжении всей гонки, за три круга до финиша совершили дозаправку — у нас ее не было.

Мы были на идеальной тактике. Мы выложились на сто десять процентов. Но в Ле-Мане этого порой недостаточно. Есть вещи, на которые ты не в силах повлиять. За четыре часа до финиша гонки у нас взорвалось колесо…

Это случилось в повороте «Индианаполис» — одном из самых коварных в Ле-Мане. Это правый быстрый излом после длинной прямой, который проходится на 280 км/ч. На входе — без сброса газа. «Держак» отменный. Траектория только одна, и за 20 часов гонки там уже накатан огромный слой резины. На выходе сразу же — резкое торможение перед левым 90‑градусным поворотом. Чуть опоздаешь — конец, а именно стена.

На подходе к «Индианаполису» я успел почувствовать, что упало давление в правом заднем колесе. Всего на несколько секунд. Успел лишь слегка отпустить педаль газа, перед тем как оно взорвалось. По большому счету, нам повезло. Я влетел в «Индианаполис» на скорости почти 300 км/ч на трех колесах. Еще чуть-чуть, и гонка была бы закончена. Но мне удалось оставить машину на трассе.

До конца круга оставались еще повороты «Порше». Пока я добирался до боксов, ошметками резины разворотило диффузор. Мы приняли решение его поменять. Обломки карбона в противном случае могли бы привести к еще одному проколу. Да, мы потеряли много времени, но все равно продолжили борьбу. Хотя о подиуме можно было забыть.

Для нас главный итог гонки — даже не четвертое место на финише, а тот факт, что мы на протяжении большей части марафона боролись за победу. Многие выходят на старт в Ле-Мане с одной лишь целью — добраться до финиша. Мы же хотели, и самое главное, могли победить. Мы одни из лидеров своего класса, нам есть чем гордиться. Этот успех не был бы возможен без поддержки G-Drive — топлива нового поколения.

И именно это — наша главная мотивация продолжать работать дальше. У нас действительно отличная команда. Мы отработали великолепно. Конечно, хотелось уехать из Ле-Мана с кубком. Все мы его заслужили. Но ничего, мы вернемся за ним через год. За победой и для того чтобы еще раз проехать по этой трассе — при свете одних фар и под присмотром 310 тысяч пар глаз.

 

«Цель — победить!»

Экипаж команды G-Drive Racing by Signatech Nissan в составе российского пилота Романа Русинова и его французских партнеров — Нельсона Панчьятичи и Пьера Рага, выступавший в Ле-Мане на спортпрототипе Nissan, занял 4-е место в классе LMP2 и 10‑е в абсолютном зачете. Это лучший результат, которого когда-либо добивались российские гонщики за всю историю сложнейшего 24-часового марафона. За подробностями о прошедшей гонке, которая состоялась в июне во Франции в рамках Чемпионата мира по гонкам на выносливость (World Endurance Championship), мы обратились к директору по региональным продажам «Газпром нефти», Александру Крылову. Именно бренд премиального топлива G-Drive сети АЗС «Газпром нефть» является спонсором гоночной команды G-Drive Racing by Signatech Nissan.

Команда заняла 4‑е место. Это достойный результат в гонке?

Спортивный результат всегда должен быть первым, но он должен быть подкреплен навыками, умением и опытом. С этой точки зрения, мы новички в автомобильном спорте делаем только первые шаги, поэтому считаю результат достойным. Тем более «Ле-Ман «считается самой сложной гонкой. Во всем процессе задействовано очень много нюансов. Побеждает тот, кто сумеет объединить все старания и возможности в единую платформу. Главное, что мы до конца боролись, и у нас была возможность победить. Если бы не технические неполадки, связанные с взрывом покрышки, мы бы заняли второе место. Это спорт! В следующий раз учтем и это. Но даже стать четвертыми в таком сложнейшем соревновании непросто. За всю историю «24 часов Ле-Мана» это лучший результат, которого удалось добиться российским гонщикам. И я еще раз поздравляю Романа Русинова с этим достижением.

 
Команда Signatech Nissan стала называться G-drive Racing by Signatech Nissan. Что такое G-Drive Raсing?

G-Drive Racing — это первый международный проект «Газпром нефти», направленный на поддержку автоспорта и российских спортсменов, участвующих в известных мировых гоночных сериях. Для нас автомобильный спорт является оптимальной возможностью продемонстрировать высокие эксплуатационные характеристики топлива G-Drive. В его состав входит активный комплекс присадок, который способствует очищению двигателя автомобиля от отложений, а также создает защитную пленку, препятствующую их дальнейшему образованию. Использование G-Drive обеспечивает эффективную работу двигателя, увеличивая его мощность до 12%, профессиональную защиту от образования коррозии топливной системы и улучшает динамику разгона автомобиля на 1,8 секунды.

Почему вы решили поддержать именно эту команду?

Изначально было несколько вариантов вхождения в автоспорт, в том числе и «Формула-1». Но мы посчитали для себя более эффективным выход в World Endurance Championship. Мы не просто поддерживаем команду, а в первую очередь тестируем G-Drive. Гонки на выносливость — идеальная площадка для того, чтобы испытать топливо в жестких гоночных условиях и еще раз доказать его преимущества. После того как был сделан выбор в пользу Чемпионата мира по гонкам на выносливость, начались поиски возможных партнеров в самом Ле-Мане. Мы выбрали очень перспективную команду Signatech Nissan. У нас получился очень удачный альянс и у нас невероятно красивая машина. С точки зрения категории LMP-2, Nissan также очень удачный выбор. Я думаю, мы будем продолжать сотрудничество.

Для вас играло роль, что в команде присутствует российский гонщик?

Конечно. Когда между G-Drive Racing и Signatech Nissan встал Рома Русинов, нами было принято окончательное решение. Собственно, своим появлением он и увязал этот альянс. Для нас было важно, чтобы в состав экипажа входил российский гонщик. В первую очередь, мы поддерживаем российский автоспорт и российских спортсменов.
 

Какие задачи вы ставили перед командой, или вы не вмешивались в стратегию гонки?

Быть в десятке общего зачета LMP-1 и LMP-2. И мы в ней остались, заняли 4‑е место в своем классе и 10‑е в абсолютном зачете. Только представьте себе: стартует 60–70 машин. Каждая машина в LMP-1 намного быстрее, чем наша. Однозначно, что мы обогнали по финишному стендингу несколько машин LMP-1, потому что заняли четвертое место в LMP-2. Гонки — это риск и лотерея. Здесь многое зависит от удачи. Наша команда ставила себе самую высокую цель — победить. Тактический план был абсолютно верным, и если бы не лопнувшая покрышка, уверен, наши спортсмены взошли бы на пьедестал.

Какие чувства вы испытывали, находясь на гонке? Как поддерживали команду?

Любое спортивное мероприятие такого уровня и масштаба — это всегда непередаваемые эмоции. Тем более, гонки — скорость, риск, адреналин, волнение… Для того чтобы понять эти ощущения, нужно самому участвовать в процессе, находиться там. Мы старались всячески поддерживать команду. Главное, что мы верили в них, болели, и я думаю, это тоже передалось.

Ле-Ман — важный, но не последний этап соревнований. Сколько еще пройдет гонок, в которых примет участие команда и каких результатов вы ждете — 1 место?

Да, всего семь этапов в рамках World Endurance Championship. Следующая гонка пройдет в Англии, в конце августа, затем в Бразилии… И мы верим, что наша команда покажет отличные результаты. Но в любом случае, для нас этот год подготовительный. Наша задача — набраться опыта в автоспорте и до конца года принять стратегию нашего участия в автоспорте на ближайшие три года. Хотелось бы создать каскадированную систему участия в автомобильном спорте, от детского картинга до рейтинговых соревнований, таких как «Ле-Ман» или «Формула». Безусловно, непросто выстроить многоуровневую систему, начиная с воспитания юных гонщиков, которые смогут вырасти в мастеров достойного уровня. Но нам важно поддержать российский автоспорт на каждом этапе его формирования — от детского автоспорта до мировых спортивных мероприятий топ-уровня.

О команде

G-Drive, бренд премиального топлива сети АЗС «Газпром нефть», является спонсором гоночной команды Signatech Nissan в Чемпионате мира по гонкам на выносливость (WEC — FIA World Endurance Championship). Под именем G-Drive Racing by Signatech Nissan в июне этого года команда приняла участие в одной из самых престижных гонок — легендарном кольцевом марафоне «24 часа Ле-Мана». Signatech Nissan является частью Signature Group и была создана Филиппом Сино в 1990 году. С 2011 года команда официально носит название Nissan. С мая 2012 г. автомобиль под номером 26 выступает под именем G-Drive Racing by Signatech Nissan. Команда имеет 20‑летний опыт в международном автоспорте и серьезный послужной список: 76 побед, 47 поул-позиций, 472 подиума, 47 рекордов круга и 15 чемпионских титулов. Команда завоевала чемпионский титул в международной серии Ле-Ман и заняла 2‑е место в «24 часах Ле-Мана» 2011 года в категории LMP2.

Команду G-Drive Racing by Signatech Nissan в чемпионате мира и «24 часах Ле-Мана» представляют чемпион международной серии «Ле-Ман» российский пилот Роман Русинов и его напарники по экипажу французы Пьер Раг и Нельсон Панчьятичи.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий