Озерный край на северо-западе Англии славится не только поэтами. Здесь побеждал скорость сэр Малкольм Кемпбелл, а с недавних пор Кумбрия стала родным гнездом для претендентов на мировую раллийную корону

Халид Аль-Кассими/Микаэль Орр. Ралли «Швеция», 2008

© Фото: Ford

На этапах мирового чемпионата в зону сервиса продают билеты. Посмотреть, как работают механики экстра-класса, стоит, кстати говоря, не дешевле, чем понаблюдать за борьбой экстра-гонщиков.

Российское представительство Ford Motor Company подарило нам билеты, причем поистине счастливые, приоткрыв завесу тайны над самым сокровенным — процессом подготовки раллийных болидов в стенах их родной «конюшни».

Мало того, что нас провели по цехам и достаточно подробно все объяснили. Нам разрешили практически все снимать!

Типично английское поместье

«Боевые» Ford Focus WRC команда M-Sport строит в деревне Довенби, в старинной усадьбе Довенби-Холл. То, что ты приехал на завод, не осознаешь до последнего момента: постриженные газоны, дорожки из искусственного камня, фонтан посреди пруда… Никак не подумаешь, что за стеной, некогда огораживавшей сад, спрятано современнейшее производство.

Новоселье отпраздновали в мае 2000 года. Руководитель команды Малкольм Уилсон справедливо посчитал, что в тиши ухоженного парка и думаться, и работаться будет лучше.

47 гектаров парка позволяют без труда расширить производственные и служебные помещения, но и сегодняшний потенциал внушает уважение. Гоночная команда — серьезное предприятие. В принципе, полноценный завод, правда, выпускающий в среднем лишь двенадцать автомобилей в год. А поскольку все выпущенные машины регулярно возвращаются сюда для ремонта и обслуживания, напрашивается сравнение с СТО.

Прибывший автомобиль, новый серийный он либо «повоевавший», разбирается «дотла» и обдирается до металла. Участь серийного нелегка: из 2266 его деталей (в «гравийном» варианте спецификации) в конце пути по предприятию только 128 останутся «родными», причем лишь 58 из них не будут дополнительно обработаны либо изменены. На сборку Ford Focus RS WRC затратят 1464 человеко-часа.

Старая машина (если можно назвать старым автомобиль, прошедший 2 — 3 гонки) после разборки и зачистки тщательно инспектируется на предмет сохранения геометрии кузова и отсутствия механических повреждений, ремонтируется, красится и собирается вновь. Как правило, после трех гонок обретает нового хозяина. Желающих испытать свои силы на машине Сайнца или Макрея находится немало, тем более что продаются автомобили только в полной боеготовности.

Кстати, первый, доселе неназванный пост M-Sport, роднящий команду с СТО, — мойка. Понятно, ручная.

На кузовном участке идет борьба за граммы: детали облегчаются, что-то лишнее удаляется полностью. Внутрь салона внедряется каркас безопасности, на изготовление которого уходит более 45 м высокопрочных труб из легированной стали. «Клетка» не только защищает экипаж в случае аварии, но и принимает на себя часть нагрузки, вдвое повышая жесткость конструкции. Кузов грунтуется и окрашивается заново.

Основную часть из 5575 квадратных метров Довенби-Холла занимает «арматурный» (разборочно-сборочный, 26 постов) участок, куда стекаются как изготовленные на месте (30%), так и заказанные у других производителей (70%) детали, узлы и агрегаты. В ближайшие годы пропорция должна измениться на прямо противоположную, но шеф команды считает, что полного перехода на «домашние» комплектующие не будет никогда: сложно, а главное — слишком дорого быть «мастером на все руки». Куда разумнее доверять профессионалам. Скажем, тормоза Brembo выше всяких похвал (в чем автору этих строк довелось вскоре убедиться), а специалисты Cosworth уже не первое десятилетие успешно «колдуют» с фордовскими движками, являясь в стенах Довенби-Холла не гостями, а сотрудниками.

Агрегатный участок невелик: секвентивные шестиступенчатые коробки передач, ступицы (свои для каждого колеса), сцепления поступают готовыми к установке. Между прочим, любой автомобилист может позавидовать раллистам: на замену спортивного сцепления Ford Focus требуется… две с половиной минуты! Колин Макрей и сам на спор справлялся с этой операцией примерно за такое же время.

О том, что далеко не все комплектующие заказываются на стороне, понимаешь, попав в станочный цех команды.

Достаточно много специалистов занято бортовой электроникой: в M-Sport уверены, что за ней будущее. Управляющие процессоры позволяют не только улучшить ездовые качества автомобиля, но даже снизить его вес. Чем, в частности, занимаются конструкторы и рабочие команды? Как пример, хозяева привели «джойстик» управления КП. Электрическая составляющая этого узла достаточно примитивна, а вот с «механикой» пришлось повозиться. Для минимизации веса использованы современные материалы, включая углепластик. Но наибольшую сложность вызвало то, что по целому ряду причин ход рычага ничтожно мал — не более 7°, хотя узел, надо признать, ответственный: за сезон каждый гонщик переключает передачи в среднем 163700 раз. То есть 11655 раз за гонку или 529 — на каждом допе.

Своей очереди на установку комплектующие дожидаются на довольно просторном складе, который отличается от любого другого подобного помещения разве что «нарядностью» хранящихся здесь изделий.

Что роднит команду с заводом, так это абсолютно непривычный для нас отдел логистики. Обширное хозяйство, наличие множества поставщиков, беспрерывное «странствование» с континента на континент — все это требует порядка. Без Джона Миллингтона, менеджера-координатора команды, она бы не смогла сдвинуться с места в прямом смысле слова. Именно он заказывает самолеты и паромы, места в гостиницах; распоряжается топливом (а команде на год требуется более 35 тыс. литров одобренного FIA бензина); в его ведении грузовик с шинами (до 1000 штук на гонку). Он составляет рабочие графики для каждой службы команды, подает заявки на участие в этапах чемпионатов мира.

«Производственные» коллеги «спортивного» координатора решают многочисленные проблемы обеспечения технологического цикла. Очевидно, 152 — любимая цифра отдела логистики M-Sport. Именно с таким количеством независимых поставщиков ему приходится иметь дело, и именно столько постоянных сотрудников команды нужно ежедневно загрузить работой.

M-Sport смотрит в будущее. Создается музей ралли «Сафари». Будут построены деловой центр и гостиница для гостей. Джон Миллингтон в разговоре упомянул о многочисленных перспективных и «побочных» разработках — от «спортивной подготовки» нового Ford Fiesta до тюнинговых «китов» нынешнего Ford Focus. Идеи есть, их много, но воплощены в металл и пластик они будут лишь после одного, единственно важного для команды события — первого места в чемпионате мира.

A Ticket to Ride

Завод заводом, но в качестве «деликатеса» хозяева припасли для нас блюдо под названием Passenger Ride Event — «Мероприятие по катанию пассажиров». Руль Ford Focus RS WRC нам не доверили, предложив ограничиться ролью ко-драйвера (штурмана). Пилотом выступил Тапио Лаукканен, финский раллист, успевший уже стать чемпионом Великобритании и победителем Rallye Finland в группе N. Автомобиль — старый боевой экипажа Карлоса Сайнца. Дистанция — 5 км гравийной дороги с приличным перепадом высот.

Действо было построено по всем правилам драматического искусства, с подписанием обязательства принять на себя всю ответственность за возможные последствия возможной аварии.

С юридической точки зрения документ безупречен. О том, что он прежде всего инструмент психологического давления, стало ясно, когда мы отправились поснимать первые заезды. Лаукканен явно ехал не в полную силу. Газ прибавлял не там, где это нужно было для наилучшей траектории прохождения поворота, а там, где на дороге было больше камней. Можно сказать, позировал нам на ходу.

Наблюдения наблюдениями, но когда подошла моя очередь водрузиться в штурманское кресло, я почувствовал себя не очень комфортно: мои «реквизиты» в свое время остановили меня от участия даже в чемпионате Ленинграда. Представляете, каково было разместиться на месте поджарого Луиса Мойя? Тем не менее на мне застегнули все пять ремней, и мы, как бы там ни было, поехали. И поехали настолько быстро, что я напрочь отказался от попыток понаблюдать за действиями гонщика! Все внимание поглотила вертлявая узкая дорога. Было ли страшно? В первые секунды — да. Но вслед за умопомрачительным разгоном последовало просто чудовищное торможение. О такой эффективности тормозов, тем более на гравии, я в жизни не мог и мечтать. После этого на трюки финна, «собравшего» все обочины и придорожные канавы, смотрел с ухмылкой: не проведешь!

По порции адреналина мы, конечно же, получили. Но доза была гомеопатической. Руль WRC так и остался в области беспочвенных мечтаний.

Ощущения и размышления

Ford рвется в чемпионы. Спорт, конечно, мощнейший инструмент маркетинга. Но, судя по всему, стратегическая цель транснационального концерна — не просто увеличение продаж конкретной модели. Ford Focus и так пользуется небывалым успехом у покупателей: за прошлый год в мире продан чуть ли не миллион экземпляров. Став владельцем целого ряда известнейших марок, Ford Motor Company явно стремится стать номером один в мире автопроизводителей.

У M-Sport цели, конечно же, не столь масштабны. Хотя можно ли назвать победу в мировом раллийном чемпионате незначительным свершением? Команда все более активно заявляет о себе как об одном из сильнейших предприятий в экспорте высоких спортивных технологий. А потому и ей чемпионский титул нужен как воздух.

И что примечательно: от «алчных и честолюбивых планов капиталистических акул» выигрывают прежде всего те, кто садится за руль нового автомобиля.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий