Именно так развивался это проект. История настолько удивительна, что, казалось бы, не может быть правдой. И тем не менее российский гонщик вошел в мир Больших призов

. Не аморфной номинальной персоной, а пилотом, который 14 марта выведет болид «Формулы-1» на старт первого этапа чемпионата мира

Виталий Петров

© Фото: Renault

Виталий Петров

© Фото: Renault

Нестандартной, по меркам Больших призов, была и карьера Виталия: отсутствовала школа картинга, первый раз в «Формулу» сел после выступлений в кузовных гонках, но период выступлений в Formula Renault считает зря потраченным временем. Зато у него есть врожденное чувство автомобиля: впервые сев в незнакомую машину, он нередко одерживал победу. А на мои вопросы о секретах успеха пожимал плечами: «Просто знаю, как нужно ехать». И вот так девять лет.

Когда пришло известие о том, что Виталий Петров стал пилотом команды Renault F1 Team, я вспомнил беседу трехлетней давности с отцом гонщика, Александром Петровым. Тогда Виталию предстоял первый сезон гонок GP2, и на вопрос, каким он видит спортивное будущее сына, Александр, не задумываясь, ответил: «Пилот “Формулы-1”». Ответ не удивил: какой отец не желает счастья сыну. Но, если честно, я отнесся к нему с изрядной долей скептицизма. Момент истины настал после того, как Петров завершил сезон в GP2 вице-чемпионом. Оксана Косаченко, бессменный менеджер Виталия, была категорична: «Теперь только “Формула-1” или окончание спортивной карьеры. Продолжать выступления в GP2 смысла не имеет».

Переговоры с командами F1 начались еще в апреле, а в середине лета все были готовы к подписанию контракта с одной из команд. Но возникли еще варианты. К тому же сезон GP2 продолжался, а Виталий был настроен решительно: «Если закончу сезон вне призовой тройки, завершу спортивную карьеру и отправлюсь искать работу в Выборге». Логично предположить, что наиболее активно переговоры шли с Адрианом Кампосом, владельцем команды Campos Meta — в его команде Виталий выступал в серии GP2. «Переговоры с Кампосом мы прекратили в начале октября, — рассказывает Оксана Косаченко. — Во-первых, Виталий как первый российский пилот будет испытывать серьезную психологическую нагрузку, и нам хотелось бы, чтобы он выступал в опытной команде. Во-вторых, на тот момент мы не понимали, как вообще сложится судьба Campos Meta». А в последние дни декабря поступило предложение от Renault F1 Team. «Мы давно знакомы с новым руководителем команды Эриком Буйе, — поясняет Оксана. — Он руководил командой DAMS, от которой Виталий неоднократно получал предложения о переходе, но предпочел остаться в испанском коллективе».

Последующие события происходили стремительно и, уже традиционно, нестандартно. Впервые за руль болида «Формулы-1» Петров сел в заключительный день предсезонных тестов в Валенсии! Поправьте меня, если это не первый случай в истории F1.

Вот что рассказал мне сам Виталий: «Я думал, что не буду спать ночь перед заездом, наблюдая накануне за тестами Роберта Кубицы. Думал не о результатах, а представлял, как бы я мог проехать по этой трассе. За два дня до презентации команды я побывал на заводе и провел там шесть часов, только изучая руль. До этого я никогда не держал в руках руль машины F1! Но когда сел в кокпит и выехал из бокса, напряжение исчезло. Осталось лишь сознание того, что это моя работа, и я должен сделать ее профессионально. И когда после первой сессии я вышел из машины, у меня было чувство гордости. Я умею себя контролировать, но, поверь, это был настоящий восторг. Я не ожидал, насколько хорош этот автомобиль!»

Расказ Виталия продолжает Оксана Косаченко: «После того, как Петров проехал три тестовые сессии, его гоночный инженер Марк Слейд сказал, что не ожидал того, насколько Виталий сконцентрирован, как четко выполняет все указания и при этом сохраняет хороший темп. После тестов Виталий и Роберт, независимо друг от друга, дали абсолютно одинаковую оценку и машине, и направлению дальнейшей работы».


Все оКЕЙ?

Виталий Петров

© Фото: Renault

Виталий Петров

© Фото: Renault

Исключительно на мажорной ноте и хотелось бы завершить этот материал, который выйдет в свет за две недели до старта первого этапа чемпионата мира — Гран-при Бахрейна. И порадоваться российскому триколору на стартовой прямой первой гонки сезона. Да, флаг будет, но надолго ли? На протяжении всей спортивной карьеры у Виталия никогда не было спонсора в лице крупной компании или помощи со стороны государства. А путь к «Формуле-1» был далеко недешевым: не считая участия в российских чемпионатах, расходы составили около 15 миллионов долларов. И это все деньги семьи и друзей. К примеру, существенную помощь оказал Илья Ильич Трабер, человек, которому далеко не чужды идеи меценатства и благотворительности.

Экономика участия Виталия Петрова в гонках «Формулы 1» такова: общая стоимость проекта составляет 15 млн евро, и российская сторона должна сегодня внести 50% этой суммы, а вторую половину покрывает команда. Это опцион на полгода, и если по истечении этого срока команде не будет возвращена вторая половина, все права на нашего пилота переходят французской стороне. Соответственно, меняются и национальность гоночной лицензии, и флаг. Сегодня Александр Петров сотоварищи с помощью взятого кредита внесли необходимую половину. Возможно, я в чем-то идеалист, но мне будет весьма странно, если сложившейся ситуацией не заинтересуются крупные промышленные и финансовые компании или государственные структуры. Самое трудное уже сделано — российский гонщик проводит полноценный сезон в «Формуле-1». И я не уверен, что лишь футбол стоит возводить в ранг государственной политики.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий