В конце февраля в Москве прошла презентация знакового проекта: в сезоне-2012 в World Series by Renault будет выступать российская команда RFR

По поводу «знаковости» предвижу возражения: а как же Marussia F1 Team, первая российская команда в «королевских» гонках? Все так, но не совсем. Нынешняя RFR — это ребрендинг уже выступавшей в гонках мировой серии Renault команды KMP Racing. «Аббревиатуру RFR можно расшифровывать двояко: и как Russia France Racing, и как Russian Force Racing, — рассказывает совладелец команды россиянин Дмитрий Сапгир. — Но самое главное не в смене названия команды, а в глобальном ее обновлении. И у нас не только российская лицензия, но и российские пилоты: Антон Небылицкий и Михаил Алешин, чемпион мировой серии 2010 года. Изменилось и местоположение команды: теперь она базируется в Нагаро — так проще решать вопросы логистики при переездах на трассы чемпионата WSR. У нас новый технический персонал, новый технический директор, один из лучших, если не лучший в WSR. Пожалуй, из «старой гвардии» остался лишь владелец команды Бруно Бессон. Сегодня у нас есть абсолютно все для того, чтобы успешно выступать».

Что касается владельца команды Бруно Бессона, то достаточно расплывчатое «успешно выступать» он конкретизировал: «Мы ставим перед собой задачу войти по результатам этого сезона в первую тройку. И для этого у нас действительно есть все: наш технический директор Кристоф Менек имеет десятилетний опыт работы в мировой серии Renault, пятеро наших механиков также имеют богатый опыт работы в различных категориях автоспорта, например в серии GR2. И что самое главное, у нас есть два замечательных талантливых пилота, которые способны реализовать высокий технический потенциал команды. Бюджет нашей команды в нынешнем сезоне значительно увеличен, а значит, мы можем более продуктивно работать над автомобилем». Это то, что касается значимости данного проекта.

А дальше был вопрос: почему столь амбициозные планы связаны именно с мировой серией Renault? Первым, кто на него ответил, был Дмитрий Сапгир: «Все остальные серии не так интересны с точки зрения обстановки, комфорта для гонщиков. GP2? Это не более чем «разогрев» перед гонками “Формулы-1”, и этим все сказано. Туда и гостей команд приглашать стыдно. Если же говорить о WSR, то на ее этапах только мы хозяева паддока. И это честный чемпионат — здесь все в равных условиях. И еще. Очень надеюсь, что запланированный российский этап не только сохранится в календаре нынешнего сезона, но и станет традиционным. А это еще один аргумент в поддержку выбора данной серии».

Насколько WSR привлекательна для спонсоров? В данном случае для спонсоров российских? А коль скоро команда российская, то, возможно, и у государственных структур к ней есть интерес? А еще, помнится, владелец команды «Формулы-1» Lotus Renault GP Жерар Лопес сетовал на то, что в переговорах с российскими бизнесменами ему было трудно достичь консенсуса. «Компания “Норильский никель” — наш старый партнер, Luding — личный спонсор Миши Алешина, — продолжает Дмитрий Сапгир. — Все они прекрасно понимают, что автоспорт — это очень хорошее поле для имиджевой рекламы. Что касается национальной идеи в автоспорте, то мы всегда будем отдавать предпочтение российским пилотам. Главное, чтобы эти гонщики были. Мы уже работаем в этом направлении, но все сделать не сможем. Вот тут-то и нужна государственная поддержка автоспорта. Очень надеюсь, что долгосрочная программа проведения этапов “Формулы-1” в Сочи активизирует планы государственных структур работать на перспективу в этой области».

АЛЕКСЕЙ ПОПОВ, «РОССИЙСКИЙ ГОЛОС “ФОРМУЛЫ-1”» О МИРОВОЙ СЕРИИ RENAULT

В отличие от футбольных и хоккейных чемпионатов, имеющих структуру различных лиг, автоспорт столь четкой градации не имеет. И последней ступенью перед F1 принято считать то, что раньше называлось Formula 2, затем Formula 3000, а сейчас GP2. То есть те серии, которые проходят непосредственно перед гонками «Формулы-1». Что касается WSR, то она проходит и параллельно этим чемпионатам, и стоит на полступеньки ниже, зато является более самостоятельной. GP2 в большей степени коммерческий проект, а мировая серия при гораздо меньших вложениях дает молодому пилоту значительно больший накат. И если гонки GP2 являются «разогревом», то вокруг WSR выстраивается весь гоночный уик-энд. Еще один плюс мировой серии — очень сильный состав участников. Особенно в этом сезоне. К примеру, Сэм Берд не смог найти спонсоров для выступлений в GP2 и вернулся в WSR, третьему пилоту Force India Жюлю Бьянки сложно совмещать выступления в двух дисциплинах, проходящих в один уик-энд, поэтому он также будет стартовать в WSR. Что же касается RFR, то здорово, что в мировой серии будет выступать команда под российским флагом. И не просто выступать, а, имея опытнейший технический персонал и двух быстрых пилотов, бороться за места на подиуме в каждой из гонок.

БРУНО БЕССОН, ВЛАДЕЛЕЦ КОМАНДЫ

Казалось бы, Formula Renault 3.5 была вполне самодостаточной серией. Чем тогда вызван переход на новые автомобили и новые моторы?

Я бы назвал три причины. Во-первых, философия Международной автомобильной федерации заключается в том, чтобы раз в три-четыре года переходить на новое шасси. Это делается из соображений повышения уровня безопасности. Во-вторых, новые моторы эффективнее прежних, а значит, гонки станут более интересными. Да и звучат эти моторы гораздо лучше, а это тоже немаловажно. И третье. Сейчас, с использованием заднего крыла с системой DRS, мы вплотную приблизились к техническим кондициям автомобилей из GP2. Следовательно, возможен и переход пилотов из GP2 в нашу серию.

В таком случае нужна ли Международной автомобильной федерации серия GP2?

Вы недалеки от истины. Такое в истории уже было — я бывший гонщик, и в свое время выступал в Formula 3000. Тогда же появилась мировая серия Renault, и F 3000 благополучно скончалась. Примерно то же самое происходит сейчас. Думаю, та система, которая существует в WSR, сделает невозможным существование GP2. Но, с другой стороны, появляются новые чемпионаты, например такие, как GP3. В нем не работает система Берни Экклстоуна, построенная на том тезисе, что за выступления нужно платить. В GP3 молодые пилоты имеют возможность что-то заработать. И это прогрессивная система, позволяющая молодым гонщикам стремиться к тому, чтобы в дальнейшем оказаться в «Формуле-1».

Вернемся к WSR. Не потребуют ли новые технические требования более высоких бюджетов?

Действительно, переход на новую технику, особенно на новые двигатели, требует увеличения бюджетов. Но та система, которая существует в Renault, более эффективна, чем, скажем, в GP2. Бюджеты команд в мировой серии составляют около 800 000 евро, а бюджет средней команды GP2 — примерно 1 800 000 евро. При этом наши пилоты во время гоночного уик-энда проходят в два раза большую дистанцию. Есть ли смысл стартовать в GP2 на таких условиях? Надеюсь, серии, подобные World Series by Renault, смогут сломать систему г-на Экклстоуна.

В нынешнем сезоне будут использоваться шасси с обновленной аэродинамикой…

Действительно, самое интересное в плане техническом — это аэродинамика. Количество регулировок останется таким же, так что с настройкой машины проблем не будет. Но вот наличие DRS может многое изменить. А сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы, в отличие от F1, разрешить в нашей серии использовать DRS в любой момент. И если такое решение будет принято, придется серьезно поработать и с настройками, и с давлением в шинах. В любом случае использование DRS увеличит количество обгонов и сделает наши гонки еще более интересными.

Вам, как французу, не могу не задать вопрос, не связанный с WSR: как Вы относитесь к решению компании Peugeot завершить выступления в гонках на выносливость?

Во Франции все были просто шокированы этим известием! Насколько мы поняли, так Peugeot хотела сэкономить средства и вложить их в создание целого поколения гибридных автомобилей. По-моему, они совершили большую ошибку. Если бы они выиграли «24 часа Ле-Мана» на автомобиле с гибридной силовой установкой, это было бы хорошей рекламой. А решение, которое они приняли, не идет на пользу ни Франции, ни автоспорту вообще.

Источник: 5koleso.ru

Оставить комментарий