Всем доброго времени суток!

Поскольку в этом блоге материалов об американских машинах очень мало, а порадовать хочется самую разношерстную аудиторию, я решил перевести коротенькую, но неплохую статейку из журнала Octane за февраль 2019 года. В ней журналист Грег Мосс открывает для себя Нью-Йорк, а также каноничный Dodge Charger 1968-го года и его историю. Надеюсь, материал вам понравится! Приношу извинения за качество фото — в сети их нет, пришлось делать принтскрины из приложения.

Традиционный disclaimer: Все права на текст, а также некоторые представленные фотографии, принадлежат Грегу Моссу, Octane Magazine и Dennis Publishing Ltd. Я — лишь машина для перевода, которая за свою деятельность не получит никакой финансовой или иной выгоды. Материал представлен исключительно в ознакомительных и развлекательных целях, а также, возможно, в качестве "магнита" для новой аудитории Octane Magazine. Так что не судите меня, плиз, я всего лишь студент, влюбленный в классические автомобили.

Dodging the Bullit

Хоть это и не Сан-Франциско, но сочетания Charger R/T и Нью-Йорка будет более чем достаточно, чтобы воплотить в жизнь давние кинематографические фантазии…

Автор текста Greg Moss
Фото Greg Moss, Jeffrey Jablansky (New York Daily News)

Уже через минуту после того, как я покинул гараж и выехал на шоссе, произошло нечто невероятное – нечто, что грело меня изнутри весь оставшийся день. В мое периферийное зрение попал байкер на «Харлее», полностью облаченный в кожу. Он поднял визор своего шлема, выпучил глаза и начал качать головой, будто бы не веря, что все происходящее – реальность. Он в упор смотрел на Charger, пока мы ехали с ним почти параллельно. «Офигенная машина, мужик! – прокричал он мне. – Я в восторге!». Стоит ли говорить, что, поскольку сцена происходила на шоссе, мы ехали на очень приличной скорости. Но он продолжал смотреть на машину не отрывая глаз. То, что пережил байкер, как мне кажется, можно назвать «эффектом Charger», и это – сильнейшее чувство, которое испытывает чуть ли не каждый человек, который видит этот автомобиль.

В момент, когда я впервые увидел Charger – а случилось это, когда мне было 16 и я смотрел фильм «Буллит», — я испытал похожее чувство. Да, стремительный Ford Mustang излучал притягательную расслабленную крутизну – как и его водитель, Стив МакКуин, — но именно Charger вызывал отвал челюсти. Созерцание того, как этот сгусток мышц издевается над «Мустангом», адски кренится на поворотах и теряет колпаки то там, то здесь, просто взорвало мой мозг. Его широкий кузов, безразмерная радиаторная решеткой без каких-либо фар, сдвоенные выштамповки на дверях и черная, как ночь, краска выглядели просто люто. Так что пока мои приятели обсуждали хот-хэтчи и варианты их модификации, я грезил масл-карами прошлого. И «Святым Граалем» был Charger 1968 года.

Разговор с нынешними владельцами этого «Чарджера», который состоялся в Classic Car Club Manhattan в Нью-Йорке, лишь усилил мою веру в то, что именно эта машина является альфа-самцом в мире масл-каров. «Dodge Charger – это автомобиль злодеев, – говорит член клуба Майк Причинелло. – Поэтому он и является альфа-самцом. Видите ли, все масл-кары мощны, но каждый имеет свои особенности: какие-то из них безумные, какие-то – неудобные и раздражающие. В общем, зависит от того, о какой конкретно машине идет речь. Например, «Корветы» очень женственны; Camaro – они немного маленькие, зажатые. А вот Dodge Charger – ну, что тут скажешь, это автомобиль злодеев. Автомобиль грабителей банков. Он прекрасен во всей своей брутальности».

Этот Charger был создан в золотую эпоху масл-каров. В эпоху, когда эти машины начали обретать свою истинную сущность, но еще не стали кричащими или вульгарными. В эпоху, когда еще не было наклеек с полосками, добавляющими 50 «лошадей» мощности, всяческих «птичек» на бортах и капоте, боковых выхлопных труб… А для того, чтобы ездить за рулем этих машин, не нужно было носить ковбойскую шляпу или выбритые вниз усы. Сам по себе Charger, будучи в длину пять метров с лишним, выглядит очень пропорциональным – особенно в черном цвете, который подогревает атмосферу скрытности, «банкограбительности». Особого шарма добавляют шильдики Charger R/T (то есть Road/Track – это значит, что перед вами спортивная версия), нависающие над колесами арки, а также умеренное использование хромированных деталей. Как же мила сердцу эта хромированная крышка горловины бензобака в стиле автомобилей NASCAR – любо-дорого смотреть!

Предшественник этой машины, Charger ‘66-67 годов, был вольной интерпретацией дизайнеров Chrysler на основе шасси и кузова Dodge Coronet. Команда дизайнеров лишь добавила крышу типа «фастбэк» и решетку радиатора, напоминающую головку электробритвы. И хотя машина выглядела симпатично, в ней чувствовалась тяжеловесность. Это обстоятельство лишь усиливает шок от того, как сильно эволюционировал Charger к ’68-у году: у этих двух машин нет ничего общего, кроме характерной оптики, скрытой за фальшрадиаторной решеткой. С моделью ’68-го года Charger совершил межгалактический скачок в будущее.

И это притом, что Charger ’68-го был незапланированным ребенком. Более того, его чуть не убили еще до того, как проект покинул стены дизайн-студии. Полвека спустя его создатель, Ричард Сиас, рассказал мне, как автомобиль все же дошел до конвейера. В те годы Сиас был молодым дизайнером в крайслеровском офисе в Детройте и, в свободное от работы время, он начал воплощать на холсте свою идею – разумеется, ни слова не сказав руководству. Это было не более, чем видение. Концепция. Но именно из концепций и рождаются концепт-кары.

«Я рисовал его как компактную двухместную модель. Однажды ко мне подошел босс, сказал, что эскиз выглядит интересно и спросил, не подойдет ли этот дизайн автомобилю «фулл-сайз». Хотя ни Сиас, ни его руководители не питали особых надежд на этот проект, молодому дизайнеру позволили продвинуться с концепцией чуточку дальше, предоставив поддержку в виде команды опытных лепщиков. «Нам дали тонну глины, и мы начали «отсекать все лишнее». На тот момент мы даже не мечтали о том, что когда-то эта машина станет реальной. Мы просто дурачились и веселились».

Постепенно из чего-то невразумительного начал вырисовываться кузов. И хотя Сиас, его коллеги и руководители отчетливо видели потенциал представленного макета, у одного из шеф-дизайнеров было свое мнение. «На ранних этапах слепок чуть было не уничтожили, — говорит Сиас. – Один парень, которому машина не понравилась, перед уходом в отпуск распорядился, чтобы глиняный прототип разорвали и направили материал на что-то «более полезное». К счастью, мой руководитель застукал его за этой просьбой и отменил его распоряжение, когда тот ушел».

«Мы продолжали работать над машиной, а когда тот парень вернулся из отпуска, он был очень раздосадован тем, что наш слепок все еще здесь. Но – судьба снова нам улыбнулась – прямо в этот момент к нам заглянул вице-президент по корпоративному дизайну автомобилей Chrysler Элвуд Энгель. Он подошел к тому человеку, которому наш проект не понравился, похлопал его по плечу и сказал: «Да, парень, вот как должен выглядеть автомобиль!».

Концепт Сиаса поставили на сборочную линию к другим машинам, построенным на платформе Chrysler B-body, и нарекли заменой «Чарджеру» ’67-го. Интересно, что же чувствует сейчас человек, который создал настолько знаковый автомобиль – автомобиль, который перевернул сознания пэтролхедов во всем мире (в том числе и мое)? «Ну, — говорит Сиас, — сложно сказать. Определенно это был эмоциональный для меня опыт. В каком-то смысле это была борьба, потому что мы порывали с традицией. Всегда сложно прийти от того, где ты находишься к тому, где ты должен быть – нужно сломать что-то внутри себя. Тогда это был безумный шаг в неизвестность. Кто знал, что это будет уникальное явление».

«У него очень сильный профиль. Я назвал его «Бутылка Колы» и нам повезло – миру он понравился!». Да, миру определенно понравился новый Charger, ведь только в 1968 году было продано более 96 тысяч этих машин.

Наш разговор с Сиасом происходил по телефону – он сейчас живет в Монтане, средь холмов, а «Город Моторов» для него остался далеко позади. О «Чарджере» он говорит с теплотой и энтузиазмом, но никогда не перетягивает на себя одеяло создания машины. «В проект было вовлечено море людей. Такой проект самому осилить просто нереально. Да, я могу сказать, что это было мое видение, но только при работе с лепщиками я сполна осознал, как должен выглядеть проект. Многие из ребят привносили интересные идеи, и нужно было обязательно все их слушать, так как даже сказанное сгоряча предложение может стать искоркой для классного дизайнерского решения».

Так что правда именно такова. Кто знал, что самый крутой, самый харизматичный масл-кар мог и не состояться, если бы не настойчивость и везение одного мечтательного 20-летнего юноши?

Передвижение на легендарном создании Сиаса средь многоэтажек и небоскребов Бруклина и Манхэттена – незабываемый, прекрасный опыт, граничащий с чем-то нереальным. Когда я летел в Нью-Йорк на встречу с «Чарджером», я думал о том, каким он будет на ходу. Однозначно не самым управляемым: я прямо-таки представлял, как буду бороться с рулем, пока Charger, кренясь, протискивается в повороты и ревет могучим V8. В воображении все это сопровождалось саундтреком из «Буллита». Но реальность оказалась не такой, как я себе представлял.

Когда я присел на простенькое, обтянутое черной кожей водительское сиденье и застегнул напоясный ремень безопасности, я выждал несколько секунд и окинул взглядом салон. Он удивительно скромный, настроение здесь задают оформленные в серебристые рамочки приборы и дополнительные органы управления, а также монохромная обивка. После нескольких попыток могучий V8 под капотом (оригинальный мотор объемом 440 кубических дюймов, или 7.2 литра, был заменен на 383-кубовый, то есть 6.3-литровый) наконец-то оживает. На каждое нажатие педали акселератора Charger реагирует вздрагиванием и волной с одного бока на другой, которую прогоняет огромный крутящий момент. Все 8 мопарвских поршней в строю и готовы поиграть своими мускулами. Еще ничего толком не произошло, а я уже в восторге.

О боги, я уже обожаю эту машину. Не поймите неправильно, но, думаю, мое предвосхищение от происходящего можно понять: я впервые в Нью-Йорке, а езда по знаменитым улицам на чем-то столь исторически важном не может не вызвать повышенное слюноотделение и трепет всего тела. Каким он будет на ходу – таким, как я себе его представлял, или напротив, он будет управляться не сложнее, чем огромный надувной батут для детей, помещенный на колесики?

Уже с первых метров Charger дает понять, что ездить на нем куда проще, чем я думал. Хотя он широченный и почти полностью занимает американскую полосу дороги, с момента выезда из гаража я не испытываю никаких трудностей с управлением. Автоматическая трансмиссия не такая расторопная, как я думал, но 50-летнему автомобилю это можно простить. Манхэттенский лабиринт, изобилующий канализационными сетками, улицами с односторонним движением и подземными пешеходными переходами, дает мало возможностей «открыться», да еще и не всегда получается занять «поул-позицию» на светофоре, чтобы V8 мог сполна реализовать свои возможности. Но вот шанс предоставляется – и я хочу сказать, что от разгонной динамики «Чарджера» шею не ломит, но она достаточна, чтобы я – а также прохожие и другие автомобилисты в трафике – остались довольны.

Когда я стал чувствовать себя за рулем Charger слиииишком уж комфортно, неспешно катясь по улицам Бруклина и наслаждаясь нашей с «Доджем» надменной крутизной, Майк Причинелло, который ехал со мной на пассажирском сидении, внезапно закричал: «Стооооп!». Я чуть не проехал на красный сигнал светофора, и, если бы я на него поехал, нас бы снес мусоровоз, едущий перпендикулярно.

Я мигом вжал до упора педаль тормоза. Поскольку у этой машины тормоза немного доработаны (спереди барабанные механизмы были заменены на дисковые), мы остановились очень быстро. Со всеми четырьмя заблокированными колесами 1800-килограммовый Charger ощущается как гигантские сани, которые попали в большую выбоину. За исключением тормозов этот Charger пребывает практически в заводском исполнении: из других афтермаркет-компонентов – только тяжелые стабилизаторы и новая выпускная система. «Не чини то, что не сломано» — этим девизом Причинелло руководствуется всю жизнь. Чем больше я ездил по улицам Бруклина, тем больше ощущал себя как дома. Мне не нужно, чтобы шины визжали на каждом повороте. Эта машина идеальна для круизов, она изменяет мир вокруг себя. Вряд ли существует лучший способ исследовать Нью-Йорк.

Я ожидал, что улицы столь известного, креативно-мыслительного и состоятельного города будут усеяны суперкарами с примесью классических машин здесь и экстравагантными хот-родами там. И что еще больше разбавлять это многообразие будут масл-кары 60-х и 70-х годов. Удивительно, но «Большое яблоко» как будто наоборот отвергает всяческую экзотику. За четыре дня моего пребывания там единственной машиной, достойной внимания, был Charger. И я не могу описать вам, как много внимания он привлекает – я никогда не испытывал ничего подобного. Каждый раз, когда мы останавливались, люди не могли не выказывать своего восхищения им. Работники дорожных служб на время останавливались и показывали большой палец; пожилые дамы отвлекались от своих покупок, чтобы посмотреть в нашу сторону и о чем-то пошептаться. Более того – одна молоденькая девчушка оторвала глаза от своего смартфона на несколько секунд, чтобы вслед бросить: «Это реально классная тачка, мужик!».

Будучи британцем, я поначалу чувствовал себя неловко от такого «душа из комплиментов», но быстро к нему привык и даже начал наслаждаться. Я спросил у Причинелло, всегда ли машина вызывает у людей такую реакцию. «Если ты в Нью-Йорке и делаешь что-то правильно, народ даст тебе знать. Это своеобразная социальная сеть, диалоговое устройство. Каждый тип машин вызывает свою реакцию, и свой взгляд у Нью-Йорка есть и на масл-кары. Это роскошный город, где отовсюду веет современностью и цифровыми технологиями, поэтому, когда проезжаешь по улицам на чем-то, вроде Charger, то люди становятся счастливее – ведь такие автомобили здесь встречаются крайне редко».

На пути обратно к дому «Чарджера», бывшему зданию Полицейского Департамента Нью-Йорка (там сейчас располагается штаб-квартира Classic Car Club Manhattan) мы остановились на красном сигнале светофора. Хотя времени до зеленого света было не так много, его хватило, чтобы мужчина в костюме, высунувшийся из окна бежевого седана, сказал нам: «Потрясающая машина. Я в нее влюблен! Это ‘68-го или ’69-го? Давно ей владеете?».

Когда сигнал сменился на зеленый, Причинелло с невозмутимым видом сказал: «Целую вечность и еще немного. А сейчас извините, нам надо ограбить один банк…».

1968 Dodge Charger R/T

Двигатель 6292 куб. см V8, OHV, четырехкамерный карбюратор Edelbrock (в оригинальном исполнении – 7206 куб. см V8)
Макс. мощность 340 л.с. (375 л.с.) при 5000 об/мин
Макс. крутящий момент 576 Нм (654 Нм) при 3200 об/мин
Трансмиссия Автоматическая, трехступенчатая, задний привод
Рулевое управление Винт-шариковая гайка
Подвеска Передняя: сдвоенные поперечные рычаги, винтовые пружины, стабилизатор, телескопические амортизаторы. Задняя: зависимая, жесткий мост, рессоры, стабилизатор, телескопические амортизаторы
Тормоза Дисковые спереди, барабанные сзади
Масса 1800 кг
Максимальная скорость 203 км/ч
0-97 км/ч 6.7 сек.

На этом сегодня все. Спасибо за уделенное время и внимание. До новых скорых встреч!

Источник: drive2.ru

Оставить комментарий