Продолжаю обещанное.
Итак, акклиматизация, часть первая.
Для начала поясню тем, кто не в курсе, что это вообще за штука такая – акклиматизация, и с чем её едят.
Всем со школьной скамьи известно, что чем больше высота, тем меньше давление. А значит и меньше кислорода в воздухе.
Так вот акклиматизироваться в нашем случае – это научить организм работать на высоте. Не просто дышать, а именно работать! Ибо впереди вершина, куда «не занесёт ни лифт, ни вертолёт, там не помогут важные бумаги, туда, мой друг, пешком и только с рюкзаком, и лишь в сопровождении отваги».

И важнейший момент в акклиматизации – постепенность. А главный нюанс в том, что нет одинаковых людей, поэтому для каждого акклиматизация проходит по-своему. Есть некоторые усредненные цифры, но это как «температура по больнице в среднем».
Общая схема акклиматизации всегда одинакова: набор высоты – спуск, отдых. Снова набор высоты, но уже бóльшей, – спуск, отдых. По-хорошему отдых нужно тоже перемещать выше. Иногда альпинисты говорят про такой график «пила».

Всё дальнейшее повествование будет привязано к ущелью Чегем. Я лучше всего знаю именно его, и чаще всего именно там провожу предварительную акклиматизацию группы.
В день приезда группа оказывается на высоте 2000 метров. Это уже много!
Приведу пример. Один мой давний знакомый из жителей аула Верхний Чегем (Эл Тюбю) рассказывал, что когда косит дома, – т.е. на высоте аула (1600 метров) или чуть ниже, то всё в порядке. А вот на 2000 уже сразу чувствует нагрузку. А ведь он там живет всю жизнь! А уж что про нас, равнинных жителей, говорить? Так что перемещение на 2000 метров, причем за очень короткое время – переезд из МинВод или Нальчика около трёх часов – это уже существенная нагрузка.

По этой причине я в первый день после приезда никуда наверх группу не вожу. Мы доходим до нарзана и назад. Пара часов туда, пара часов обратно, впечатления от нарзана, новых видов. Потом занимаемся обустройством лагеря, любуемся пейзажем. Я рассказываю о каких-то вещах по программе, о горных опасностях, отвечаю на вопросы.

Время подъема и отбоя постепенно смещается. В первые два дня подъем в 06.00, отбой в 22.00. Правда, чаще всего уже к 21.00 народ засыпает.
Смещение расписания таким образом тоже не случайно.
Во-первых, ранний выход всегда гарантирует бóльший запас светового времени.
Во-вторых, снег рано утром ещё твёрдый, можно проскочить на кошках там, где позже, когда всё растает, придется копать траншею.
В-третьих, прихваченные ночным морозом камни не падают, да и лавины не сходят. Как понимаете, это имеет прямое отношение у безопасности.
Я контролирую пульс каждого участник с утра и к вечеру. Регулярно напоминаю о том, чтобы не забывали говорить о самочувствии.

На второй день обычно экскурсия в соседнее ущелье Башúль. Там есть замечательный водопад Абáй-Су, в котором народ с удовольствием купается. Водичка, конечно, не подогревается – какая-то зараза регулярно выключает к нашему приходу кипятильник наверху – так что +4С° вполне себе бодрит. Общий перепад высот за эту экскурсию порядка 300 метров. Это немного, но для начала вполне достаточно. Тем более, что общее время движения составляет порядка 7 часов. Пусть и с малой нагрузкой – в рюкзаках только штормовые костюмы на случай дождя, перекус и всякие мелочи. К тому же, такой простой выход позволяет проверить самую главную часть снаряжения – обувь. Если что-то не так, то есть возможность принять меры, что-то поправить.

Очень важно не спешить, дать возможность почувствовать общий темп. Есть такая тибетская мудрость: «В горах, кто ходит медленно, тот ходит хорошо. А кто ходит хорошо, тот ходит быстро». И этот парадокс работает!

Равномерное движение, без ускорений, с регулярными кратковременными остановками на отдых даёт возможность не только втянуться в процесс, не только успевать любоваться горами, но и контролировать правильный постанов стопы. Это всё ключевые моменты, которые потом, уже на горе, дают уверенность в своих силах.
Чуть забегая вперёд, опишу регулярную картину уже на Эльбрусе. На само восхождение мы стартуем пешком с отметки 3750 метров. На пару часов раньше нас на ратраках (!) выезжают 3-4 группы. Ратраки нас обгоняют и потом, увозя коммерческие группы на 4800. Мы там оказываемся только через три часа. А ещё через час-два мы обгоняем «ратрачников» на траверсе или догоняем на седле через два с половиной – три часа. И это результат нашей акклиматизации.

Вот и третий день. Если никаких сюрпризов погода не приготовила, то подъём уже в 05.00. Рюкзаки собраны ещё с вечера. Пока дежурные помогают мне с завтраком, остальные сворачивают лагерь.

Первый высотный выход. Он всегда трудный, всегда волнительный.

Крутая тропа петляет по лесу и наконец-то выводит на альпийские луга (вы помните, что это фигура речи, и что дело не в Альпах?). Дальше никакой тени, и солнце уже начинает припекать.

Ещё три-четыре перехода, и группа заползает на ровную пологую часть морены, под ледник Кору. 3000 метров. Камни, невысокая трава, иногда цветы. И классная картинка, которая даёт возможность понять (пока ещё в первом приближении), что такое Кавказ, и что все тяготы пути были не напрасны.

Самое печальное на этой стоянке то, что за водой приходится ходить достаточно далеко. Ибо то, что рядом – это взвесь в воде песка и слюды. К употреблению не пригодно.

Долгожданный обед возвращает силы, начинаются шутки, воспоминания о том, «как я чуть не помер на этой зелёнке…» Или «Да ты чё? Зелёнка – фуфло, вот в лесу на глине, это да!» Или «Ой, да ладно! Кабы не рюкзак, можно было бы и бегом бежать».
Я не встреваю, не поправляю, не смеюсь. Первые впечатления самые незабываемые. Это потом ребята поймут, что всё, что осталось ниже – время, сомнения, тяжёлое дыхание, укоры впереди идущему («Плётется как сонный!»), проклятья руководителю («Куда он так гонит? Я же вымру через пару минут!»)… – это всё даже не цветочки, а так – бутончики. Впереди ещё куда более серьёзные нагрузки. Самые сообразительные спрашивают: «Это мы что ли на километр поднялись?» Да, так и есть. Это их первый вертикальный километр.

К вечеру уговаривать никого не нужно, все готовы к отбою уже в 20.00. А завтра подъем уже «по-взрослому» – в 04.00 и выход в 05.00.

Следующий день. Вставать, конечно, не хочется никому. Мне тоже. Но будильник неумолим. Первое, что я делаю не вылезая из спальника, это выглядываю из палатки чтобы оценить наши перспективы с погодой. Направо-налево – чисто! Блекнут звёзды, собственно момент восхода загорожен скальным отрогом хребта Хайырлá.

Группа уже привыкла к команде «Подъём!». Начинается шевеление в палатках. Слышно, как включается газовая горелка, кто-то чертыхается в поисках своих ботинок, бряцает металлическая посуда, кто-то смеётся, кто-то удивляется льду в кружке (3000 метров, и ночью обычно мороз).

Через час все готовы. Наставления мои короткие, все уже как-то освоились с темпом. Моя задача – распределить участников в цепочке. Кого-то, кто послабее, поставить сразу за собой, кого-то, кто хорошо держит темп, замыкающим. Выходим.

С кошками участники ещё не знакомы. Поэтому я веду группу по снегу и камням, старательно обхожу участки открытого льда. Для многих это первый в жизни ледник.
На первой же остановке я оборачиваюсь и комментирую: «Альпинизм – это способ перезимовать лето». Народ улыбается, обычно в этот момент настроение у всех супербоевое. Оно подкрепляется хорошей погодой, новыми впечатлениями.
Вот тут в самый раз достать солнцезащитный крем и очки. Теперь мы их не снимем до возвращения в лагерь.

Многие думают, что если на креме написано, защитный (SPF) фактор не 30, а 50, то это сильно лучше. Все не так просто. По сути, что 15, что 50 защищают от солнца абсолютно одинаково. Если цифру умножить на 20, то получится время в минутах, которое крем будет работать. Но ведь и SPF 15, и SPF 50 одинаково легко смахиваются с лица (особенно с носа). Так что «бодаться» за бОльшую цифру точно не стоит. А вот реальное защитное действие крема, увы, далеко не у всех производителей вообще есть. Очень часто заявленные 300 минут (SPF 15) заканчиваются всего через час – т.е. действительная защита в 10 раз (!) меньше обещанного. И это приличный результат! Иногда время ещё меньше. Эти печальные факты обмана производителя проверялись на специальном оборудовании, которое позволяет контролировать кожу и работу крема в лучах ультрафиолета. Так что к выбору этого средства стоит отнестись внимательно.

У нас впереди перевал Кóру. Это для большинства первый перевал. Перевальный взлёт – т.е. подъём с плато ледника на собственно перевал (седло) здесь достаточной крутой – порядка 35-40 градусов. Правда, короткий, около 80-100 метров. Но приходится «тропить», т.е. рубить ботинками ступени. Это новый навык, и он большинством группы воспринимается как игра. Ну, на ста метрах подъёма, да ещё с лёгкими рюкзаками, отчего бы и не поиграть?

И вот мы на перевале. Седловина достаточно широкая, снег, местами осыпь. Места хватает всем. 3600 метров. Я поздравляю всех с первым перевалом. Это контрольная точка нашего выхода. Отсюда я ещё могу отправить участников в лагерь, если кто-то плохо себя чувствует. Поэтому прошу всех тщательно оценить свои силы, измерить пульс. В большинстве случаев все готовы идти выше. А путь наш на вершину. Называется она так же, как и перевал – Кóру. Правда я её называю иначе – «Без пяти четыре». Дело в том, что её высота 3950 метров, чуть-чуть не хватает до 4000.

Дальше подъём труднее и сложнее: высота больше, часть сил уже потрачена, да и сам гребень, по которому пролегает наш маршрут, уже не так прост – есть лостаточно крутые участки, местами требуется несложное лазание. Моменты лазания многими воспринимаются с опаской – экстрим! Ну, ребята, какой экстрим? Неужели вы думаете, что я стану рисковать? Но помогать иной раз приходится. Кому просто советом, а кому и руку подать. Работа у меня такая.

По пути к вершине есть снежный пупырь, который участники часто путают с самой вершиной. На него выводит снежный взлет примерно такой же крутизны и протяженности, как и на перевал. У тех, кто спутал это образование рельефа с вершиной, тут бывает момент досады и разочарования – вершина-то во-о-он где ещё!

Не беда. Дальше уже проще, потому как цель теперь ясно видна. Конечно, до неё приходится идти по разрушенным скалам, но почти без набора высоты.
Ещё около часа, и мы выходим на огромное поле, на котором мелким пупырышком сама вершина. Перед полем всегда короткая остановка: «Ребята, это миниЭльбрус – западная вершина Эльбруса тоже мелкое возвышение на огромном поле». Это вдохновляет.

И вот последний взлёт. Рыжие камни, проход между глыбами и вершина! Если везёт с погодой, то Эльбрус отсюда виден очень хорошо. Конечно, поздравления, конечно, фото на память. Ведь первая вершина! Я порой напоминаю, что у них сегодня всё первое: ледник, перевал, вершина… В большинстве случаев состояние близкой к эйфории.

Нам пора обратно. Чуть спускаемся к началу предвершинного взлёта. Тут обязательно перекус: чай, шоколад, сухофрукты, орехи. Вот сейчас будет чётко видно физическое состояние участников – те, кто откажутся от перекуса, явно чувствуют себя неважно. Но пока это не имеет значения – это же только начало акклиматизации. Дорога в лагерь практически всегда проходит без происшествий. Самая неприятная часть – ледник. Солнце уже высоко, бегут многочисленные ручьи, снег проваливается… Запрещаю бежать и вообще торопиться, каждый раз напоминаю, что спуск опаснее подъёма, что большинство ЧП всегда на спуске. Группа понимает, слушаются.

И вот мы в лагере, на 3000 метрах. Почти все задают два вопроса: «Это мы вот там были?» и «А когда будем обедать?» Конечно, мы там были – это ваш второй вертикальный километр. А обед будет минут через 30-40.

Если происшествий нет, и позволяет время, то в этот же день мы спускаемся в базовый лагерь, в лес, на 2000 метров. Знакомая дорога всегда короче, тем более, что душу греет это самое минивосхождение.

Внизу, в базовом лагере за ужином всегда «разбор полётов». Обмен мнениями, выяснение каких-то вопросов. И главная новость на завтра – мы никуда не идём!
День отдыха. Постираться, помыться, починиться, поваляться…

Источник: drive2.ru

Оставить комментарий