Северная Ладога хороша своими шхерами со скалистыми берегами и заковыристыми проливами между ними. Я хожу сюда давно. У меня есть любимые места для рыбалки и стоянок, которыми с радостью делюсь. И сокровенные точки, куда я привожу только любимых. Я видел здесь все, кроме одного локального и мимолетного явления. Когда по берегам уже зима, но лед на озере еще только-только нарождается. Тяжелые волны озера, тягучая, темная открытая вода внутри белых берегов. Такой была цель двух поездок где-то около новогодних праздников.

Была и еще одна цель. Я слышал про то что к Импилампи есть дорога для настоящих джиперов, знал про здешний спецучасток «Ладога-Трофи». Но я никогда не видел смысла останавливаться на ладожских берегах там, куда ведут дороги. Потому что слишком людно стало в шхерах за последние годы, и дорога гарантированно обеспечит ненужное соседство. А еще я давно уже привык перемещаться здесь по воде, ведь лодка невероятно расширяет горизонты выбора стоянок. Можно найти уединенный остров, где сидя в кресле с флягой рома удобно наблюдать вечером закат, а утром из того же кресла, никуда не передвигаясь, заменив бухло на вкусный чай — рассвет! Так и получилось, что про дорогу я знал, но никогда по ней не ездил. Беглый поиск по Драйв2 и в поисковиках выдал сообщения от «легко на стоке, немного камней» до «тонули в говнах, лебедились, рвали мосты» — но это все в теплый сезон. Зимой месить говны не потребуется, а помесить снег — это другое дело, это куда приятнее.

С этой мантрой надежды я нашел себя в деревне Импилахти за стравливанием колес и переобуванием в лесные сапоги. На днях случились первые в этом сезоне настоящие снегопады. Следов проезда в нужную сторону не было никаких. Кажется, мне выпала честь открыть зимнюю дорогу к озеру. Неожиданно.

Митсубися на спущенных до нужного давления колесах идет хорошо. Снега много не только под машиной, но и над ней, каждая елка буквально заваливает машину сугробом. Йети какой-то получается.

Вокруг уже ползабытая красота карельских лесов и зимние абстракции.

Озеро странным образом влияет на погоду и облачность в этот день, свет и краски неба меняются на глазах. Небо голубеет, желтеет, сереет. Это один из самых коротких дней в году, низкое солнце дает вместе с разнообразными облаками удивительные спецэффекты. Светлый лес в момент темнеет и сереет, например. Становится как в триллерах. «Лес курильщика», как я его назвал, дымно-серый.

А вот лес здорового человека. Шутники обозначили у дерева остановку. Никаких автобусов здесь не бывает, зато летом фотографируются участники «Ладоги-Трофи».

Во вторую поездку я стравлюсь сильнее и как раз здесь, на каменных лбах и ямах разбортируюсь колесом. Здесь я окончательно решаю что стационарная пневмосистема мне не нужна, но полу-стационарная установка компрессора и, главное, дистанционное управление с пульта для него — необходимы. Блок с оборудованием заменит в правом углу простой желтый ящик. Запомним его таким.

Мы с вами выбираемся из леса на берег зимней, но еще открытой Ладоги. Вот и начались пейзажи, за которыми приехал.

Вместе с нами выбирается над озером и солнечный свет, и серые краски становятся голубыми. Но это ненадолго, уже через час краски станут другими.

Тот момент, когда на берегу уже зима, на небе самый короткий день в году, а на Ладоге еще сезон жидкой воды. Солнце за облаками уходит вниз, и начинаются неожиданные игры света. Ловить моменты — бесценно, но я не знал тогда, каким окажется следующий.

Здесь я оставлю машину на берегу и отправляюсь к небольшому озеру Импилампи пешком — ведь я всегда предпочитаю стоять повыше и у водоема побольше.

И вот, после того как я обошел Импилампи, я выбрался на скалы. Вот она, цель всего мероприятия — увидеть заснеженные берега открытой Ладоги на фоне открытой воды.

Такой Ладоги не видели не только вы, но и я тоже. Зимой — но с цветными облаками и удивительного цвета гладью воды. Вы не поверите, но на фото я практически ничего специально не красил.

На камнях очень скользко, но я максимально осторожно перебираюсь в разные точки чтоб посмотреть и сфотографировать все что развернулось перед моими глазами. Жаль что весь световой день в это время продлился не более 7 часов.

Во второй заход я приехал заранее и ночевал в лесу, протестировав в машине надувную кровать. Чистого времени на прогулки и съемку получилось много больше, и я отправился лазить по скалам вокруг Импилампи. Не получилось только с погодой — в этот раз небо было стабильно серым.

Давайте отвлечемся на минуту от озера и задумаемся — откуда и зачем в эту глухопердь появилась дорога. Дорогам в никуда и черт знает куда мы часто обязаны геологам. Не знаю, есть ли какая-то связь со студенческой базой геологического факультета СПбГУ в ближайшей деревне Импилахти, но здесь, на озере Импилампи (вы еще названия не перепутали?), именно такая история.

Много следов геологической разведки и взрывных работ, и такие каменные кубы, на которых помимо шурфов для взрывчатки процарапаны лесенки и еще какие-то символы. Я уверен что дорогу к берегу пробивали именно геологи, потому что признаков другой хозяйственной деятельности в дальних шхерах не замечено, а рыбаки в озеро ходят по воде.

На берегу тем временем пейзаж делают льдины. Их согнал сюда ветер.

Уже скоро лед смерзнется в единое поле, присыпется белым снегом, и не останется этих контрастных узоров там, где вода и лед существуют вместе.

А там, где вода пока еще гуляет свободно, получаются красивые отложения голубого льда. Вообще я хотел сфотографировать здесь «зимний шторм» — за этим природным зрелищем я тоже гонялся. Шторм в этот день вышел никакой, едва-едва 5 мс ветра надуло, в то время как обещали минимум 8 мс. Тот редкий случай, когда отсутствие ветра в ладожских шхера для меня не хорошо, а плохо. Хотя… ну как можно говорить что плохо, когда я полчаса радовался как любимой игрушке, экспериментируя с фотографией набегающих валов.

Настало время идти дальше и выше. Момент подъема по берегу на одну из двух здешних господствующих высот. Здесь кажется что между деревьев тоже дорога, но на самом деле это крутой берег, и никакой дороги здесь нет. Внизу тем временем о скалистые берега разбиваются волны.

А выше и дальше — как-то так. Скалы Импилампи, вид сверху.

Почти всегда, когда рядом есть какой-нибудь пупырь, он становится главной точкой трека. Даже в такую хреновую погоду, когда все серое и невзрачное.

Финальное. Тут я попробовал сделать героическое фото «Митсубися — покорительница Импилампи». Это место где я ночевал. Именно этот пейзаж я видел первым, лишь только продрав глаза ото сна. Машина ночью стояла, конечно же, горизонтально, это я специально накатал себе площадку на каменном пупыре. Поэтому же снега кажется что немного, но фотограф стоит в сугробе примерно по жопу. Все ради фоточки! А что касается остального оффроуда — дорога, проходима в стоке, дикие гранитные камни бросаются под колеса и отгрызают пороги, сволочи такие. Это все важно и занятно для джиперов, а мне важно другое.

Что важно мне? Я хожу сюда давно. У меня есть любимые места для рыбалки и стоянок, которыми с радостью делюсь. И сокровенные точки, куда я привожу только любимых. Как эти скалы. И я считаю что вселенная создала их и подарила мне чтоб заниматься двумя любимыми занятиями. Медитировать и целоваться. Можно одновременно.

Источник: drive2.ru

Оставить комментарий