Это продолжение рассказа про путешествие по Португалии в ноябре. Первую часть читайте тут.

Красный солнечный диск утонул в океане. Небо и океан потеряли в красках, но рассеченный ударами топора Одина или другого кровожадного божества океанский берег не перестал выглядеть менее внушительно. Закат на мысе Сен-Винсенте — серьезное впечатление даже для видавших виды.

От переизбытка чувств во время дороги домой коллега чуть не раскладывает GLC об "внезапно" выскочивший на дорогу угол дома 17 века постройки. Пронесло! Чтобы снять стресс — пара капель 25-летнего порто прямо на парковке отеля.

Утро — время пробежки. Живем в гольф-отеле, окруженном поселком вилл. Декабрь — не сезон, а это значит, что элитная недвижимость с именами собственными над каждым мраморным крыльцом пустует. Полчаса с небольшим, пять километров пустоты и тишины. План на день — посещение, пожалуй, самой красивой пещеры Португалии с будоражащим названием Алгарве-де-Бенагил. Ее уникальная особенность, помимо 30-метровой высоты свода — расположение на линии прибоя внутри скалы. Две гигантские арки — ворота для пенистых волн. Вверху — гигантское отверстие вместо купола.

Узкая, перекрученная поворотами магнитная лента дороги приводит на пустынный пляж. Отсюда к пещере должен ходить кораблик.

Увы, но шторм. Капитан наотрез отказывается выходить на воду, даже когда мы щедро предлагаем ему увеличить плату в несколько раз. "Сейчас посмотреть на нее можно только сверху, с берега. И кстати, даже не думайте залетать в пещеру на коптере — их там убили уже несчетное множество."

Разглядев на спутниковых снимках верхний кратер, я перепарковал автомобиль поближе и отправился к пещере пешком.

В азарте перелез через ограждение, лез на живот прямо на краю… и понял, что даже в таком случае не могу разглядеть то, что внутри. Но очень хотелось! Если бы у меня в руках была альпинистская веревка, думаю, я привязал бы ее к ближайшему камню и полез бы вниз даже без страховки и обвязки. Если вы видели фотографии из пещеры Бенагил, думаю, вы меня поймете.

Веревки не было, но был новенький квадрокоптер. Советы старого лодочника показались мне слишком строгими. Что случится, если я просто опущу коптер вниз вертикально? Это решение, конечно же, было очень глупым. Почти сразу стало понятно, что фокусное расстояние камеры дрона не позволяет охватить сразу две арки, а тем более кратер в потолке. Чтобы увеличить охват, я повел коптер ближе к внутренней стене. Тут он окончательно потерял спутники и перестал ориентироваться в пространстве.

Каждая волна, с громом и бурунами влетающая в арки, вызвала смещение дрона. Я пытался корректировать положение стиками, но ничего не помогало — мощный порыв соленого ветра потащил коптер наружу через одну из арок. Преодолеть ее он не смог — и я лишь видел на экране мощный удар о скалы и падение в пенистые, прозрачно голубые воды океана. “Связь потеряна”. Единственное, чему я в этот момент радовался — что утром решил слить с коптера съемку предыдущего дня.

Времени печалится нет — пора мчать к дому, в сторону Лиссабона, но не через побережье, а через горы.

Один из участков — мало используемый 70-километровый серпантин, который нанес значительный урон моим шинам Cordiant Comfort 2. Тяжелый GLC 250 — не лучший автомобиль для агрессивной езды, но свою долю удовольствия я получил.

В отель, расположенный посреди виноградников где-то на полуострове Сетубаль прочие коллеги приехали на пару часов позже, и у них с точно такими же шинами все было в порядке.

Я к этому времени уже успел оценить продукцию из автохтонного москателя — сладкий и нежный натуральный херес.

Наутро — продолжение этнографии. Еще одна изюминка региона — производимый только тут овечий сыр сорта Азейтао. На маленькой семейной сыроварне похожий на киношного мафиози директор Анжело Фернандо и его дядя Хосе показывают нам, как вручную производится сыр азейтао. Уникальная особенность — для створаживания парного овечьего молока используются не ферменты, а настойка цветов чертополоха.

После створаживания, которое занимает около 12 часов, массу будущего сыра отжимают в марле, после чего прессуют в формах и оборачивают бумажкой. Далее сыр перемещают на стеллажи в комнатах с контролируемой влажностью и температурой. Обычно сыр азейтао считается готовым, когда под твердой внешней корочкой находится густая, но еще тягучая сырная масса, которую намазывают на обжаренные в печи сухарики. Но есть и выдержанные варианты, с сердцевиной, напоминающей обычный сыр. Вес таких головок уже вдвое меньше, около 100 грамм, вместо 250. Считается, что на одну такую головку требуется до пяти литров молока, поэтому продукт совсем не дешевый, да и вообще — переводом продукта попахивает! Хотя, что уж там, азейтао — настоящий деликатес.

Гастрономическую тему продолжаем уже в Лиссабоне — на борту небольшой яхты.

Пожалуй, отправляться на морскую экскурсию лучше тогда, когда Атлантика более спокойна, но понимаешь это только тогда, когда утлое суденышко покинуло устье реки Тахо. Но все равно, масштаб моста 25 апреля лучше всего оценивать именно с воды.

Где то за ним на том берегу высится гигантская статуя Христа.

Еще одна достопримечательность океанской прогулки — морской Форт Сан-Жулиан-да Барра.

Ветер треплет португальский флаг на бастионе, следит за порядком экипаж корвета береговой охраны “Антониу Энес”.

А нам пора обратно на берег — чтобы успеть еще в одно интересное место — городок Синтра.

Улицы тут настолько узкие, что даже на “смарте” тесно.

Синтра — древний исторический город, поэтому любоваться деталями тут можно бесконечно.

На вершине горы виднеется одноименная крепость.

Главная туристическая жемчужина — поместье Кинта да Регалейра, а если быть точным — уникальный дворцово-парковый комплекс, построенный одним из владельцев поместья, португальским богачом Антониу Аугусту Карвалью Монтейру. Он родился в 1848 году с золотой ложкой во рту, и приумножил семейное состояние торговлей бразильским кофе и драгоценными камнями.

Вдохновленный эпической героической португальской национальной поэмой “Лузиада” Луиша де Камоэнса, а также собственными богатейшими культурно-социальными познаниями и приверженностью масонскому движению, Монтейру нанял видного итальянского архитектора Луиджи Манини, который смог передать весь масштаб внутреннего мира миллионера.

Описать дворец Регалейра словами очень трудно. Это визуальный взрыв, сочетающий элементы готики, ренессанса, мануэлино, романского стиля и масонской символики.

Сам дворец, впрочем, не самое главное — парковый ансамбль являет собой многоуровневую структуру из террас, тоннелей, гротов, водоемов и фонтанов.

У каждого элемента — свой смысл и замысел, особое духовное значение. Перемещение по камешкам — обряд, а не прогулка.

Ключевое место в парке занимает Колодец посвящения, на дне которого нет воды — только герб Монтейру — восьмиконечная звезда, в которую вписан крест тамплиеров.

По стене спиралью спускается лестница, состоящая из девяти пролетов, символизирующих круги ада, чистилища и рая согласно трудам Данте.

Раскрыть весь замысел создателей непросто, разгадать их души — тем более. Но если вам посчастливится оказаться в Кинта да Регалейра тогда, когда там мало туристов, стоя на дне колодца Посвящения и задрав голову, вы наверняка сможете приблизиться к ответу на какой-нибудь свой глубинный вопрос. Место способствует, как и вся Португалия…

Начало истории про путешествие по Португалии читайте тут. Также буду признателен вам за любые комментарии, вопросы и пожелания к тексту. Например, не слишком ли много — 30 картинок, какой информации в моих постах вам не хватает и так далее.

Источник: drive2.ru

Оставить комментарий