Такого со мной не случалось с ранних двухтысячных. Полицейские вышли из машины, расстегнув кобуры и положив руки на "Глоки". Не спеша они двинулись в мою сторону, обходя автомобиль с разных сторон. Сзади них, в трех метрах от моего капота, встал сурового вида пограничник с штурмовой винтовкой "Брен".

Мне показалось, что рукой в зеленой перчатки боец снял автомат с предохранителя. Ствол хотя и был развернут в сторону моего Outlander, но смотрел вниз, что внушало некоторую надежду на благополучное развитие ситуации.

Что я сделал? Практически, ничего. Всего лишь "удачно" воспользовался картами, попав на автомобиле на линию разграничения — государственную границу между Словакией и Австрией. Границы, которой согласно моим представлениям, не должно было существовать в эпоху глобальной Европы. Но граница оказалась на замке, и на ней меня явно не ждали.

Чтобы понять, что именно произошло, нужно углубиться в историю.

Образованная после первой Мировой Войны при поддержке Антанты (Россия, Великобритания и Франция) Чехословакия была одним из самых динамично развивающихся Европейских государств. К середине тридцатых годов страна стала одним из мировых лидеров в машиностроении, в том числе, в оборонной промышленности. С одновременным усилением гитлеровской Германии, Чехословакия представляла собой оплот "союзников", помогавших в ее создании.

Казалось бы, бессменный премьер-министр (с 1918 по 1935) и президент (с 1938 года) Эдвард Бенеш мог бы надеяться на защиту от Германии со стороны Британии и Франции. Но мировая геополитическая ситуация была не так уж проста — искусственно созданную из различных этносов страну раздирали национальные конфликты, а расцветающий на востоке "большевизм" представлялся на тот для Западной Европы большей угрозой, чем харизматичный европейский лидер — Гитлер. Чехословакия находилась на пути его ожидаемого похода на Восток.

Бенеш понимал, к чему идет дело, и в 1934 году, после прихода к власти в Германии национал-социалистов, приказал построить на границе с Германией, Австрией и Венгрией непрерывную линию обороны из различного рода препятствий и бункеров, затрудняющих перемещение танков и пехоты. Это позволило бы удержать страну силами 165-тысячной армии. Первоначальный план из 16 000 сооружений, из них 1300 тяжелых объектов, так и не был выполнен — к 1938 году успели построить лишь 10 000 объектов, из них всего 229 бункеров различного типа.

Наиболее значительные сооружения "Линии Бенеша" были построены в населенной этническими немцами Судетской области Чехословакии, в том числе, близ городов Чешский Тешин и Острава, а также на задунайской окраине Словакии — в пригороде Братиславы под названием Петржалка. Противотанковые рвы, ежи, препятствия, орудия — и хорошо защищенные бункеры с мощным вооружением. Одновременно наращивались темпы выпуска стрелкового оружия, артиллерии и танков. К сожалению, использовать все это для защиты Чехословакии не довелось.

«Я привёз мир нашему поколению!» — воскликнул британский премьер Невилл Чемберлен, вернувшись из Мюнхена после подписания "Декларации о ненападении и мирном урегулировании спорных вопросов между Великобританией и Германией" 30 сентября 1938 года.

Документ, получивший в советских учебниках название "Мюнхенский сговор", помимо Чемберлена был подписан премьер-министром Франции Эдуардом Даладье, рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини. Он закреплял право Германии на присоединение Судетской области Чехословакии. Сами представители Чехословакии на встречу допущены не были, как и дипломаты СССР. Было это уже после весеннего аншлюса Австрии; этнически немецкое население Судетской области давно мечтало о воссоединении с исторической родиной.

В разгар Судетского кризиса о претензиях на Тешинскую область Чехословакии заявила Польша. Туда были введены одновременно польские и немецкие войска. Под давлением Германии, правительство Чехословакии предоставило автономию Словакии, а затем — Подкарпатской Руси. Равнинные районы юга страны, города Ужгород, Мукачево и Берегово перешли Венгрии.

С согласия нового президента Эмиля Гаха, страна распалась на оккупированную Германией Чехию (протекторат Богемия и Моравия), про-гитлеровскую Словацкую республику и Карпатскую Украину (оккупированную Венгрией). В 1939 году все золото Чехословакии, хранящееся в депозитариях банков Великобритании, было передано в руки Третьего рейха.

Мощнейшая "Линия Бенеша" пала без единого выстрела, а с карты Европы временно исчезло одно из крупнейших государств. Укрепления Судетского района оказались высоко оценены руководством Рейха — вооружение и бронедвери с них были сняты, для использования на линии Зигфрида, а сами бункеры использовались для отработки техники штурма французской “Линии Мажино”, имевшей сходную конструкцию.

После второй мировой, Чехословакия, вновь под руководством Эдуарда Бенеша, добившегося еще в 1942 году аннулирования Мюнхенского соглашения, частично вернулась в прежние границы. Бункеры в Петржалке вновь пригодились во времена Железного занавеса — на этот раз, для защиты от "капиталистической" Австрии. В 1993 году Чехословакия распалась. Позже обе страны вошли в Евросоюз, и нужда в границах отпала. По крайней мере, на какое-то время — так, с момента развития сирийского кризиса на границах Германии и Австрии в ряде мест был введен пограничный контроль. Региональные дороги и велосипедные грунтовки, ведущие из Словакии в Австрию, стали объектами усиленного патрулирования со стороны Словакии. Со стороны Австрии на страже границы на каждой из таких дорог или тропинок теперь стоят пограничные наряды.

Но пока я еще не знал об их существовании, и с трудом нашел на ведущей в Австрию сельской дороге указатель на бункер BS-8 — один из двух крупных бункеров, сохранившихся в регионе.

Как и другие уцелевшие бункеры Петржалки, он был разграблен мародерами после падения железного занавеса; но в наши дни над ним взяло шефство местное военно-патриотическое общество, восстановившее его по возможности и обустроившее тут скромный музей.

Конечно, как и все в Братиславе в предновогоднюю неделю, музей был закрыт, поэтому удалось посмотреть на бункер только снаружи.

Монолитность конструкции поражает. Смотровая башня направлена в сторону Австрии, а орудия — поперек движения предполагаемого противника.

С фронтальной стороны бункер закрыт холмом и многими метрами железобетона.

Боевой расчет составлял 7 человек. Изначально тут существовало 15 бункеров, связанных между собой окопами. Это поле — уже в Австрии.

По-соседству — восстановленное кладбище времен Первой Мировой.

Вернувшись к автомобилю и проехав мимо небольшого заброшенного бункера, на другом конце сельской дороги я увидел оранжевые жилеты австрийских пограничников. Почему оранжевые? Видимо, чтобы возможные нарушители сразу понимали, с чем придется столкнуться.

Я решил не испытывать судьбу — загранпаспорт лежал в сейфе гостиницы. К счастью, поворот на узенькую дорожку вдоль границы не был снабжен знаком “въезд запрещен”, как все подобные повороты до того. Причина отсутствия запрещающего знака оказалась простой — эта дорога оказалась единственной, по которой можно было доехать до военного кладбища у бункера BS-8. Минуя отворотку к бункеру, я поехал дальше.

“POZOR! Statna Hranica!” -надписи на проржавевших табличках понятны и без перевода. На моей стороне — кривенькая, разбитая асфальтовая дорожка, края которой то и дело утопают в глубоких лужах. С австрийской стороны — столь же неширокая, но ровная как гоночный трек бетонка на высоком основании.

Посередине — пограничные столбики. Еще недавно тут был забор из “колючки”. Следуя за изгибами дороги, я на хорошем ходу обогнул поле и выехал из лесополосы, и вскоре уткнулся в стоящий на моем пути автомобиль. Полицейский автомобиль!

Встретить тут кого-то, а тем на русских номерах, словацкий погранично-полицейский патруль явно не ожидал. После минутной паузы, автомобиль начал движения, я поехал за ним. Так продолжалось около полутора километров. Через прозрачные стекла я видел удивленные взгляды людей в форме… Дорога местами была затоплена, и я уже начинал представлять себе, как буду объезжать застрявших копов на Ceed по раскисшему полю. На более-менее ровном и сухом месте, позволяющем служивым с достоинством выйти из автомобиля, произошло то, что и должно было случиться — автомобиль остановился, и случилась в сцена из начала рассказа.

Я опустил стекло и улыбнулся полицейскому. Тот обратился ко мне с вопросом. “Добрый день. Что вы тут делаете?”. Я начал рассказ про “линию Бенеша”, и про то, что еду по велосипедной карте MapsMe из бункера BS-8 к бункеру BS-4. Полицейский, похоже, распознал во мне пытливого туриста, и тоже улыбнулся. “Со стороны это выглядит так, будто вы огородами хотите проехать в Австрию!” Услышав мой ответ, что в Австрию я не собираюсь, полицейский улыбнулся снова. “. Нет никаких проблем! Можете ехать дальше”. Документы никто так и не спросил… Полицейские сели в машину, последним сел пограничник с автоматом. Все так же гуськом, мы поехали дальше.

Дорога вывела меня на старый пограничный переход. Ее продолжение уходило через ведущее в Австрию шоссе ко второму большому бункеру, но припарковаться на этой стороне было негде — поэтому пришлось сделать пятнадцатикилометровый крюк, чтобы просто развернуться и припарковаться у поворота на бункер. Все пути к BS-4 оказались перекрыты знаками, строго запрещающими въезд автомобиля. Самое время прогуляться!

Стоящий в котловине практически на берегу Дуная бункер — еще одно красочное, несмотря на серый свет, свидетельство о неспокойных временах, царивших в Европе 80 лет назад.

Рядом с бункером сохранилась небольшая сеть окопов, а также обилие противотанковых заграждений.

Сам бункер BS-4 очень похож на BS-8. Сохранность несколько хуже — из стен демонтированы орудия и их бронеплиты.

К машине я решил пройти, срезав путь, прямо по полю. В канаве между противотанковыми заграждениями обнаружился сбежавший от хозяина воздушный змей в растафарианской раскраске. А я думал о том, что трудно представить себе что-то страшнее войны. Достаточно ли мы делаем для того, чтобы она никогда не повторилась?

Для разворота после выезда с парковки, пришлось заехать в Австрию — к счастью, нас там никто не встретил. А вот на первой же развязке в сторону Братиславы стоял все тот же полицейский автомобиль. Проводив меня глазами, экипаж снялся с места и неспешно двинулся по шоссе в сторону города.

***
Читайте также другие заметки про путешествие в Болгарию на Новый год:

— В Болгарию на машине? Зимой? Да! Пост-инструкция + бюджет
— Едем в Европу через Беларусь. Новые правила таможни 2019. Личный опыт
— Штольня “Черная Форель” и бюджетная ночевка в замке
— Горные перевалы и Нитранский замок
— Неожиданная Братислава: Без людей и не как в "Евротуре"
— Бункеры на границе Словакии и Австрии
— Город-крепость Комарно, Словакия-Венгрия
— Петроварадинская крепость в Сербии
— Черная кошка, белый кот во дворце Шпицеров
— Многозначный Белград
— Белградский автомузей
— Из Суково в Поганово по опасной горной дороге
— Троянский перевал
— Болгарские зарисовки
— “Храм” болгарской компартии Бузлуджа
— Долина смерти в Словакии

Также предлагаю вам истории про Словакию из другого моего путешествия:

— Дорогами Австро-Венгрии: Огороды империи
— Бродяги и варвары на просторах Словакии

Источник: drive2.ru

Оставить комментарий